Астрология в зеркале статистики

Вячеслав Алексеев

Сегодняшняя популярность астрологии способна вызвать удивление. Знаки Зодиака можно увидеть на календарях и обложках книги, на открытках и футболках, на скатертях в ресторанах и елочных игрушках. Газетами и журналами с гороскопами бойко торгуют на газетных лотках. Астроло­гические прогнозы время от времени передаются также по радио и телевидению

Но одно дело рассеянно листать гороскоп, а другое – све­рять свою жизнь с “космическими часами”. В связи с этим важ­но представлять реальную меру влияния астрологии в обще­стве. И здесь статистические опросы также свидетельствуют о зна­чительном количестве лиц, верящих в гороскопы. Современ­ные опросы дают достаточно внушительные цифры – от 15 до 40% процентов в зависимости от возрастной и професси­ональной группы.

В статье Владимира Сурдина “Почему астрология – лже­наука?” (Наука и жизнь, 2000, № 11, с. 79) приводятся неко­торые конкретные данные на этот счет. В частности, там пе­ресказываются результаты опроса Гэллапа, сделанные для американцев еще в 1975 году. Оказалось, что в возрастной груп­пе от 18 до 24 лет в гороскопы верило 38% опрошенных. При этом женщины были более склонны доверять астрологии, чем мужчины.

Сурдин излагает также результаты опроса, проведенно­го в 1990 году среди взрослых канадцев. Опрос показал, что 45% из них считали астрологию хотя бы отчасти на­учной дисциплиной. И еще пара цифр – в 1991 году опрос полторы тысячи первокурсников Йоркского университе­та (Монреаль) показал, что около 92% опрошенных знали свой знак Зодиака, а около 20% хотя бы иногда принимали решение на основании астрологического прогноза. Кроме того, около 45% студентов-гуманитариев и 37% студентов-естественников были согласны хотя бы с некоторыми прин­ципами астрологии.

В России профессиональные исследования такого сорта практически отсутствуют. Но по некоторым данным у нас в горо­скопы верит около 40% населения (Старые   церкви,  новые   верующие.   Религия   в   массовом сознании постсоветской России. СПб-М., 2000, с. 7).

Астрологический бум вообще-то пришелся у нас на 90-е годы, однако и сегодня астрология остается весьма заметным элементом культурного ландшафта. Именно поэтому анализ этого феномена продолжает оставаться актуальным заняти­ем.

В астрологии можно выделить два больших жанра – это астропсихология и астропрогностика. Первый жанр является на­бором соображений астрологов относительно связи созвездий и планет с характером человека, второй – занимается предсказанием событий, которые с этим человеком могут случиться.

Описанное выше разбиение астрологических построений на два жанра на самом деле до некоторой степени является условным. В самом деле, если от знака Зодиака зависит характер, то данный знак, в сущности, предо­пределяет многие события будущего. И все же предложен­ное разделение оправданно – характер человека и конкрет­ные события, которые его ожидают — это, явно не совпадающие вещи, и поэтому ими занимаются различные отделы астро­логии.

Данная статья представляет собой попытку анализа состоятельности только астропсихологии. При этом меня интересовал прежде всего один конкретный и простой вопрос – соответствуют ли реальности суждения астрологов относительно связи планет и характера?

Попытки в той или иной мере использовать статистику в целях апологии астрологии стали предприниматься достаточно давно. Такая статистика стала собираться еще в древней Месопотамии, а в Римской империи вышли первые сборники гороскопов, иллюстрирующие состоятельность астрологических схем. Древнейшую известную коллекцию гороскопов такого рода составил, в частности, Антигон Никейский (III век н.э.).

Однако все это были лишь коллекции отдельных примеров. Что же касается собственно статистических исследований в астрологии, то они стали предприниматься значительно позже – после возникновения науки как таковой, и даже еще позднее – в начале XX века.

К сожалению, литература и Сеть дают очень скупую информацию на этот счет. Ниже я попытаюсь проанализировать все, что мне удалось “накопать” по этой теме.

Не редко утверждается, что одним из первых статистические методы к астрологии стал предпринимать французский астролог Поль Шуаснар (1867 – 1930), писавший под псевдонимом Поль Фламбар (http://www.souz.co.il/clubs/read.html?article=1802&Club_ID=1_ ID=17).

В литературе встречаются также упоминания о книге Г.Клеклера “Астрология как точная наука” (1927), в которой была предпринята попытка обнаружить статистическую связь между знаками Зодиака и профессиями. Клеклер, в частности, “показал”, что астрономы, физики и математики склон­ны рождаться под знаками Тельца и Рыб, а врачи – под зна­ком Близнецов.

Чуть позднее близкую по смыслу попыт­ку предпринял астролог Классен, издавший книгу “Естественно-научная астрология” (1931). В ней он утверждал, что ученые, теологи, философы и бизнесмены рождаются пре­имущественно под зимними знаками, а поэты, скульпторы и юристы – под знаками летними. Увы, выводы Классена были перепроверены астрономом Циннером и не подтвердились  (Гурев Г.А. История одного заблуждения. Л., 1970, с. 138).

На первую половину ХХ века падает также деятельность швейцарского астролога Карла Эрнста Крафта, который повторил изыскания Шуаснара и провел ряд собственных исследований. Крафт (Kraft C.) вообще считает­ся одним из наиболее авторитетных астрологов-статистиков того времени. Свои результаты он опубликовал, в частности, в книге “Первый трактат по астробиологии” (“Le premier traite d’astrolobiologie”) (1939). Однако выводы Шуаснара и Крафта были перепроверены позднее Мишелем Гокленом и опять же не подтвердились (Гурев Г.А. Там же, с. 138. Eysenck H., Nias D. Astrology: Science or Superstition? 1982, p. 36).

Одной из причин, позволяющей астрологам делать обобщения относительно связи планет и характера, является огра­ниченный объем выборок. При их увеличении многие астрологические результаты просто рассасываются. Так, Поль Шуаснар вроде бы обнару­жил связь между вероятностью смерти и соединением Мар­са и Юпитера. Однако Мишель Гоклен (Gauquelin M.) в кни­ге “Мечты и иллюзии астрологии” (“Dreams and Illusions of Astrology”) (1979), сообщает, что при увеличении выборки результаты Шуаснара рассосались (Ibid., p.36).

Можно было бы привести целый ряд других примеров, когда полученные астрологами закономерности были ими громко декларированы, но в ходе дальнейших проверок оказались дезавуированными. Еще одним примером такого рода является работа швейцарско­го астролога Робура.

Изучив гороскопы 2817 музыкантов, он пришел к выводу, что на выбор ими их профессии влиял знак Зодиака. Поль Коудерк, астроном Парижской обсерватории, проверил эти результаты, и опять же оказалось, что знак Зо­диака не оказывал никакого влияния на музыкальный та­лант. Даты рождения музыкантов были распределены в те­чение года случайным образом (Мюррей Р. Астрология и христианство. Новосибирск, 1997, с. 28).

Еще одним примером несостоявшегося астрологического открытия является статья Дж.Ньюмейра и С.Андерсона “Астрология и употребление наркотиков: Эмпирический тест”. В ней на основе исследования 1386 наркоманов была предпринята попытка связать зависимость от употребления героина со знаками Зодиака. При этом, вроде бы получилось, что употребление героина связано больше со знаками Рыб и Скор­пиона и меньше – со знаком Водолея (Newmeyer J.A., Anderson S. Astrology and Addiction: An Em­pirical Probe//Drug Forum, 1973, vol. 2, pp. 271-278).

Эта работа была пе­репроверена группой авторов, которые исследовали зависи­мость от наркотиков у 349 лиц в штате Мичиган. В результа­те, связь употребления героина со знаками Зодиака обнаружить не удалось – (Shaffer J.W., Nurco D.N., Bonito A.J. Is There a Relationship Between Astrology and Addiction? A re-examination//Drug Forum, 1977, vol. 6, pp. 137-141).

Приведу также пример еще одной относительно недавней провалившейся астрологической сенсации. В 1997 году в Германии вышла книга Гюнтера Сакса “Дела астрологии” (“Die Akte Astrologie”), которая также претендовала на статистическое обосно­вание связи знаков Зодиака с профессией. К сожалению, сама книга мне недоступна, од­нако в Интернете присутствует подборка статей, посвящен­ных ее анализу.

При этом две критические статьи из данной подборки бы­ли опубликованы не в изданиях скептиков, а в журнале бри­танской Астрологической Ассоциации “Correlation” (1998, vol. 17, № 1). Автор одной из статей – Шутберт Эртель – обраща­ет внимание на то, что результаты Сакса противоречат мно­гим другим исследованиям, в которых было обнаружено от­сутствие связи между знаками Зодиака и профессией. Сакс, судя по всему, использовал не­корректные методы статистический обработки данных. Чи­сто техническая критика книги Сакса в аспекте методов математической статистики присутствует, в частности, в работе Герберта Весслера, опубликованной в той же подборке статей (Sachs’s Astrology File. Sun sign hype has fatal defects//www.rudolfhsmit/nk/s-crit2.htm).

Список краха попыток усмотреть связь характера или профессии со знаком Зодиака и положением планет можно продолжать и дальше. Однако ниже я хотел бы более подробно остановиться еще на одной гром­ко рухнувшей астрологической сенсации. Я упоминаю об этой работе ней особо, поскольку соответствующая работа была опубликована в чисто научном журнале, и потому скандал получил­ся особенно громким.

В 1978 году в “Журнале социальной психологии” было опубликовано исследование Дж. Мейо, О. Уайта и Г. Айзенка под названием “Эмпирическое изучение связи между астро­логическими факторами и личностью”. Особую пикантность этому исследованию придало участие в нем Ганса Айзенка – из­вестного специалиста по тестированию, хорошо известному нашему читателю по сборникам тестов, посвященных измерению IQ – ко­эффициента интеллектуальности (Mayo J., White O., Eysenck H.J. An Empirical Study of the Relation Between Astrological Factors and Personality//Journal of Social Psychology, 1978, vol. 105, pp. 229-236).

Предыстория публикации этой работы была примерно тако­ва – в 1971 году астролог Джефф Мейо прислал Айзенку ста­тью, в которой на основе анализа 1795 лиц было вроде бы показано, что некоторые параметры личности образу­ют зигзагообразную кривую при движении по знакам Зоди­ака. Два года спустя близкие по смыслу результаты Айзенку показал британский социолог Джо Купер (Professor H.J.Eysenck.  In Memoriam 1916-1997//www.rudolfhsmit.nl/heyse1.htm).

Эти факты в конце концов вырос­ли в текст статьи, и Айзенк рискнул поставить под ним свое имя. Добавлю к этом еще и то, что в одном номере со статьей Айзенка была опубликована также статья А. Смизерса и Дж. Купе­ра, в которой на основе исследования 559 студентов опять же было показано, что параметры личности распределены зигзагообразно по месяцам их рождения (Smithers A.G., Cooper H.J. Personality and Season of Birth//Journal of Social Psychology, 1978, vol. 105, pp. 237-241).

К сожалению, статья Мейо, Уайта и Айзенка мне не до­ступна, поэтому ее результаты я перескажу по статье психо­лога Владимира Дружинина “Личность и гороскоп” (Чело­век, 1995, № 1, с. 179-180).

На выборке из 917 мужчин и 1407 женщин Мейо, Уайтом и Айзнеком было обнаружино, что нечетные знаки Зодиа­ка (Овен, Близнецы, Лев, Весы, Стрелец, Водолей) были ско­рее интровертами, то есть погруженными в себя субъектами, а четные знаки (Телец, Рак, Дева, Скорпион, Козерог, Рыбы), напротив, были скорее экстравертами. Были обнаружены также не­которые соответствия между чертами характера и стихией знака. В работе Мейо и его коллег оказалось, что знаки Воды (Рак, Скорпион, Рыбы) были более эмоциональными, а зна­ки Воздуха (Близнецы, Весы, Водолей) более стабильными.

Результатом публикации этой статьи стал громкий науч­ный скандал. Как утверждает Владимир Дружинии, несколь­ко авторов перепроверили опубликованные резуль­таты, и они не подтвердились. Айзенк вроде бы открестился от ис­следования, и страсти постепенно улеглись. Насколько верно то, что Айзенк отрекся от своих результатов, это еще боль­шой вопрос. По крайней мере в книге “Астрология: Наука или суеверие?” (“Astrology: Science or Superstition?”) (1982), написанной в соавторстве с Дэвидом Найэсом, Айзенк спу­стя четыре года продолжает излагать те же самые результаты.

Это, однако, еще не означает того, что Айзенк выступил в качестве апологета астрологии. Дело в том, что он предложил свое объяснение полученным результатам. Оно состоит в том, что само знакомство с психологическими портретами знаков Зо­диака может вмешиваться в процесс оценки человеком своей лично­сти. В связи с этим Айзенк провел исследование на выборке из 1600 детей, которые были лишены знания об астрологии. При этом оказалось, что характерная зигзагообразная кривая, полученная в работе Мейо, Уайта и Айзенка, исчезла (Eysenck H., Nias D. Astrology: Science or Superstition?1982, p. 50).

Айзенк провел также дополнительный эксперимент. Он создал три группы испытуемых. Первая состояла из лиц, осведомленных о психологическом облике своего знака Зо­диака (46 человек), вторая – из лиц, не знакомых с ним (50 человек), третья была промежуточной (? ) (26 человек). В результате оказалось, что лица, имеющие представление о своем знаке Зодиака и верящие гороскопом, давали соответству­ющие описания своей личности. Айзенк приводит также ссылки на некоторые другие социологические работы, в которых демон­стрируется влияние знания о своем знаке Зодиака человека на описа­ние личности (Ibid., p. 55).

То, что знание о психологическом облике своего знака Зо­диака может отражаться на самоописании личности, вполне очевидно. Однако результаты исследования Мейо, Уайта и Айзенка все же кажутся мне сомнительными. Я имею в ви­ду прежде всего зигзагообразную кривую, которую получи­ли эти авторы – принадлежность к экстравертам или интро­вертам в зависимости от знака Зодиака. Вообще-то знаки де­лятся на мужские (нечетные) и женские (четные). Но это еще не означает того, что, скажем, Овны – интроверты, а Тель­цы – экстраверты. Такого рода суждения вообще не соответ­ствуют астрологической традиции. В связи с этим возникает сильное подозрение, что результаты Мейо, Уайта и Айзенка мотли быть просто неким артефактом, создаваемым некорректной обработкой данных.

Замечу также то, что в отечественной литературе существу­ет аналог работы Мейо, Уайта и Айзенка. Это статья Владимира Дружинина “Личность и гороскоп”. Я опять же хочу особо остановиться на ней потому, что это единственная астрологическая работа на рус­ском языке, результаты которой были опубликованы в нор­мальном научном журнале. Статья Дружинина была опубликована одновременно в философском журнале “Человек” (1995, № 1), а с некоторы­ми незначительными изменениями во вполне академиче­ском “Психологическом журнале” (1995, № 3). В связи с этим ниже я крат­ко перескажу результаты, изложенные Дружининым, хотя они запутаны и утомительны.

В работе Дружинина тестированию при помощи опро­сников были подвергнуто около 557 учеников 10-11 классов одной школы Калининграда. Цель исследования состояла в повторении результатов Мейо, Уайта и Азенка. Увы, их квазипериодическая закономерность – разделение экстравертов и интровертов между четными и нечетными знаками Зодиака обнаружена не была. Тем не менее, некоторые различия между знаками все же выявлены были. В частности, оказалось, что среди девушек Тельцы, Девы и Водолеи были экстраверта­ми, а Львы и Козероги – интровертами. Среди юношей интровертами были только Водолеи. Почему были получены имен­но такие хаотичные результаты, противоречащие красивой астрологической картинке, полученной Мейо, Уайтом и Айзенком, автор внятно объяснить в тексте статьи так и не смог.

Более интересные данные были получены по шкале эмо­циональная устойчивость/нейротизм. Прежде, чем изло­жить их, замечу, что знаки Зодиака можно разбить не только на четыре тройки – по стихиям, но также на три четверки. При этом на круге Зодиака каждая тройка образует равносторон­ний треугольник, а каждая четверка – квадрат, охватываю­щий представителей всех четырех стихий. И если говорить об этих четверках, то знаки делятся на фиксированные (Лев, Скорпион, Водолей, Телец), кардинальные (Овен, Рак, Весы, Козерог) и мутабельные (Рыбы, Близнецы, Дева, Стрелец).

При этом оказалось, что у девушек фиксированные знаки были более стабильными, но, увы, здесь опять же было досадное ис­ключение – на девушек-Водолеев (тоже фиксированный знак) это почему-то не распространялось. Кардинальные знаки у девушек были более нейротичны, но среди них опять же бы­ло досадное исключение — это девушки-Козероги. У юношей опять же фиксированные знаки эмоционально оказались бо­лее стабильными, но сюда почему-то прилепился еще и один кардинальный знак – Овен. Кроме того, у юношей почему-то нейротичны оказались не только кардинальные, но и мутабельные знаки.

Наконец, вроде бы были обнаружены некоторые другие различия – женские знаки Зодиака оказались более мягко­сердечны, чем мужские, а еще вроде бы были обнаружены различия по стихиям – большая самоуверенность и негиб­кость, меньший самоконтроль были свойственны знакам Огня и более высокий интеллект был свойственен знакам Воздуха. Кроме того, более суровый нрав был обнаружен у знаков Земли и Огня (Дружинин В. Человек и гороскоп//Человек, 1995, № 1, с. 181).

Перечисление всех этих результатов может показаться ненуж­ными и утомительными, но я все же их излагаю, хотя бы для того, чтобы продемонстрировать то, как они отличаются от обычных, красивых схем астрологии.

Дружинин, правда, уверяет, что его результаты “на удивление точно” совпада­ют с тем, что утверждает знаменитый американский астро­лог Линда Гудмен в своей всемирно известной книге “Сол­нечные знаки”, изданной множество раз, в том числе и у нас. Но я не поленился и посмотрел одно из отечественных изда­ний книги Гудмен. Это сборник портретов для каждого зна­ка Зодиака. Там написано много разнообразных туманных и конкретных слов. При желании некоторое сходство с ра­ботой Дружинина в ней обнаружить можно, особенно если обладаешь воображением, но при этом я нашел также мно­жество несовпадений, список которых я здесь не буду приводить, чтобы окончательно не утомить читателя. Утверждение Дружинина о каком-то удивитель­ном совпадении его результатов с книгой Гудмен на повер­ку оказалось туфтой.

Выше было описано некое “научное” подтверждение астрологии, просочившееся в отечественный академиче­ский журнал. Повторюсь, проблема этой и других работ по­добного рода состоит в том, что в них, как правило, отсут­ствуют красивые схемы, свойственные астрологии. Кроме того, эти отдельные работы одиноко высятся среди океана других работ, в которых никакого влияния знаков Зодиака на характер получено не было.

Хотел бы также обратить внимание на другие признаки сомнительности отдельных “ удавшихся” работ апологетов астрологии. Дело в том, что они противоречат не только множеству работ скептиков, но также друг другу. Скажем, данные Дружинина противоре­чат результатам Мейо, Уайта и Айзенка. Дружинин по это­му поводу высказывает экзотичное предположение – навер­ное, пишет он, звезды и планеты просто различным образом влияют на лиц, принадлежащих различным культурам. На самом деле все это скорее признак того, что вывод о влия­нии планет поспешен – просто не учтены какие-то иные фак­торы, свойственные данной территории, или выборка недо­статочна, или методы статистической обработки некоррек­тны, или что-нибудь еще.

Величина выборки в работе Мейо, Уайта и Айзенка является до­статочно солидной – более полутора тысяч случаев. Что же касается работы Дружинина, к ней претензии можно предъявить именно в этом аспек­те. Если разделить объем выборки учени­ков на количество знаков Зодиака, а в этих группах выделить еще юношей и девушек, то объем сравниваемых групп соста­вит всего лишь 10-20 человек. Но можно ли вообще на осно­ве сравнения столь незначительных выборок делать какие-то глобальные выводы?

Для начала нужно просто увеличить вы­борку, взять целый набор школ, и тогда уникальная ситуация, обнаруженная в конкретной школе, может просто сгладить­ся. Замечу в связи с этим еще и то, что даже в исследовании Дружи­нина при объединении выборок юношей и девушек некото­рые “интересные” на взгляд автора результаты исчезли.

Не знаю, вызвала ли статья Дружинина скандал в нашем науч­ном сообществе, как это получилось с работой Мейо, Уайта и Айзенка, но сильно подозреваю, что недоумения у профес­сионалов она все же породила. Думаю, что ее публикация в “Психологическом журнале” оказалась возможной лишь в условиях астрологического бума 90-х. И даже в гуманитар­ном журнале “Человек” она появилась в разделе с характер­ным названием – “Маргиналии”.

Замечу также, что в работе Дружинина присутствует не только анализ собственных результатов, но также есть пе­речисление и минимальная информация о других отече­ственных работах в той же области, я имею в виду связь даты рождения с характером. Психологов и социологов эта специфическая тема не очень волнует. Дружинин по этому поводу сообщает, что на русском языке существует лишь несколько работ такого рода.

Вообще-то эта те­ма должна особо интересовать именно астрологов, однако в статье Дружинина упоминается лишь одна-единственная такая работа. Она принадлежит нашему известному астрологу, ректору Московской Академии Астрологии Михаилу Левину. Он по­пытался обнаружить связь между планетами и параме­трами личности, измеренными при помощи стандартного опросника MMPI. Увы, при этом наш астролог потерпел неу­дачу – никакой связи ему обнаружить не удалось. Это, однако, ничуть не помешало Левину написать целую книгу под названием “Планеты и профессии” (М., 1996), в кото­рой детально расписаны влияния различных планет на выбор той или иной профессии.

Если же говорить о других работах в области астропсихологии, то в отечественной литературе и в Рунете мне по­палась совсем немного работ такого рода. Один из приме­ров – это исследование питерского астролога, ректора Санкт-Петербургской Академии Астрологии Сергея Шестопалова, но она скорее уже по части астропатопсхологии.

Эта работа была опубликована в сборнике “Астрология. Век XX” (М., 1991) в соавторстве с А. Козловой. Она посвящена влия­нию планет на вероятность заболевания эпилепсией. Авто­ры, в частности, делают вывод о неблагоприятном влиянии квадратур Меркурия и Плутона, а также Юпитера и Нептуна (Шестопалов С, Козлова А. Влияние астрологических факторов на предрасположенность к заболеванию 2 эпилепсией//Астрология. Век XX. М., 1991, с. 116).

Проблема этой статьи опять же в объеме выборки – бы­ло изучено всего лишь 86 детей, и это аномально маленькая выборка, поскольку аспектов планет – множество, и каждо­му из них должно соответствовать существенное количе­ство случаев.

Со времени публикации статей Дружинина и Шестопалова у нас в астрологическом мире мало что изменилось – ко­личество других работ по астропсихологии можно пересчи­тать по пальцам. Так, в Рунете на сайте Astrosystem (www.astrosystem.ru) размещен цикл работ Александра Соленого. На момент написания этой книги там висело семь его текстов. Они представляют собой некую заявку на статистическое обоснование астрологических влияний.

Там вывешены рабо­ты не столько по астропсихологии, сколько по астропрогностике. Если же говорить об астропсихологии, к этому жан­ру на указанном сайте можно отнести статью Соленого “Лауреаты Нобелевской премии: Астрологическая статистика”. В ней изучено распре­деление дат рождения 677 лауреатов Нобелевской премии и 69 лауреатов Нобелевской премии мира и присутствует по­пытка доказать, что эти даты распределены не случайным образом. При этом Соленый утверждает, что на дату рождения лауре­атов влияет четыре астрологических параметра, в том чис­ле угол между Сатурном и Солнцем в зодиакальном кругу (Соленый Саша. Лауреаты Нобелевской премии: Астрологическая статистика//www.astrosystem/AstroSystem/Memnbers/p11/a7).

Относительно этой работы могу высказать только одно конкретное суждение – ав­тор сделал все от него зависящее, чтобы никто ничего не по­нял. Обсуждать этот пятистраничный текст со множеством приложений крайне трудно. В нормальных научных ста­тьях все же принято иметь раздел “материалы и методика”, где подробно и внятно излагаются использованные методы статистической обработки. Что же касается статьи Соленого, то математическая сторона его работы непостижима. И дело здесь не в том, что я не профессиональный астролог. Такое же ощу­щение, подозреваю, возникнет у любого, даже у того, кто хо­рошо разбирается в астрологии.

В связи со всем этим по поводу текста Соленого выскажу еще пару замечаний. Вообще говоря, в математической статистике вопрос о равномерности/неравномерности распределения дат рождения по временным интервалам, а в данном случае по знакам Зодиака, решается при помощи критерия хи-квадрат.

При этом вычисляется некая мера отклонения получен­ного распределения от распределения теоретического, ко­торое называется нулевой гипотезой. В данном случае ну­левой гипотезой будет предположение, что распределение по знакам Зодиака является равномерным. От­клонение от теоретического распределения по специальной таблице сравнивается с неким максимальным, критическим значением. И если оно оказывается меньше этого критического значения, побеждает гипотеза о равномерном распределении. Я оценил распределение лауреатов Нобелевской премии мира по знакам Зодиака при помощи критерия хи-квадрат, и оно оказалось равномерным.

К этому добавлю еще и то, что Соленый попытался подвергнуть астрологическому анализу также даты рождения Президента и восьми вице-президентов Российской Академии Наук. А еще в приложе­ниях присутствует некий анализ дат рождений 20 президен­тов Американской Национальной Академии Наук. Размеры выборок в двух данных случаях опять же ничтожны.

Замечу также еще и то, что статья Соленого была выложена на форуме сайта “Звездочет” и вызвала там оживленную дис­куссию. Желающие могут ознакомиться с ней. Претензии там предъявлялись опять же к статистическим методам, ис­пользованным Соленым (www.astronomy.ru/forum/index.php?board=2;action=printpa ge;threadid=3611).

Что же касается других работ по астропсихологии из Ру­нета, то здесь мне удалось обнаружить еще несколько тек­стов. Это в том числе статья Владимира Ковригина “Маг­нитосфера Земли и традиционные сигнификаторы”, разме­щенная на сайте ARGOschool.ru. В ней вроде бы обнару­жена некая связь алкогольной зависимости от аспектов Лу­ны, а склонность к суициду от аспектов Юпитера. По по­воду этой работы замечу лишь одно – объем выборки на мой взгляд опять же не велик и сильно подозреваю, что при увеличении выборки результаты как обычно рассосутся.

В астрологической литературе я наткнулся также на рабо­ту В.В.Г. “Статистическое исследование: профессиональные группы и солнечные знака”, опубликованную в журнале “Ис­следования в астрологии” (1996, № 1, с. 25). Эта работа посвя­щена связи между знаками Зодиака и профессией.

Автором было исследовано 381 дата рождения отечественных математиков и 546 математиков зарубежных. При этом почему-то оказалось, что среди отечественных математиков мало Овнов и много Стрельцов, а среди зарубежных математиков напро­тив много Овнов и Тельцов и мало Близнецов и Стрельцов.

Оказалось также, что даже при 80% уровне значимости для отечественных математиков победила гипотеза о равномерном распределении фамилий по знакам Зодиака. Однако автора исследования такой результат не устроил, и он сообщает по поводу нулевой гипотезы, что при 70% пороге “возникают сомнения в ее справедливости”. И это при том, что в научных статьях для признания результатов достоверными используется 95% или даже 99% уровень значимости.

Относительно выборки зарубежных математиков автор утверждает, что при 90% уровне значимости гипотеза о не­равномерности распределения дат рождения по знакам Зоди­ака проходит. Я перепроверил при помощи критерия хи-квадрат приведенные данные для 90% уровня значимости и обнаружил, что при этом все же побеж­дает нулевая гипотеза о равномерном распределении математиков по знакам Зодиака.

Проблема этого ис­следования состоит также в небольшом объеме выборок – при де­лении количества математиков на двенадцать знаков Зо­диака получается лишь 30-45 фамилий. Замечу, в связи с этим еще и то, что в ряде других работ, которые еще будут перечис­лены ниже, объем выборки ученых составлял более тыся­чи, и никакой связи профессии со знаком Зодиака обнаружено не было.

При чтении астрологических текстов мне попалось также упоминание о совсем экзотичном исследовании по астропсихологии. Это анализ гороскопов людей, обладающих экс­трасенсорными способностями. Данная работа была опублико­вана в астрологическом журнале “Урания”, но, к сожалению, мне она недоступна (Шацкая В. Экстрасенсорные состояния человека и астрологические характеристики карты его   рождения//Урания, 1991, № 2, с. 44-46).

Упомяну в заключение также работу Дениса Куталева (Романа Броля), которая называется “Гороскопы астрологов с позиций Гамбургской школы”. Эта работа размещена на сай­те Uranian.ru (Гамбургская школа астрологии в России) (http://astrologic.ru/denis/otiz/otiz1.htm).

Дефект этой работы стереотипен – в статье Куталева приведены сведения о гороскопах лишь 16 лиц. Куталев в связи с этим попытался связать с отношением к астрологии различные конфигурации, в которых присутствуют Уран, астероид Аполлон и некоторые другие планеты. При этом под отношением к астрологии понимают­ся различные вещи – любовь к ней, успех в астрологических изысканиях, их симуляция, а также вражда к астрологии. И поскольку способов отношения к астрологии множество, это крошечное число гороскопов распадается еще на несколько категорий. Но можно ли тут вообще говорить о каких-то досто­верных выводах?

Добавлю к этому еще один штрих относительно астро­логических изысканий Куталева. В Рунете присутствует также его книга “Общая теория интерпретации звезд” (http://astrologic.ru/denis/otiz/otiz1.htm).

Звезды и созвездия, лежащие вне линии эклиптики, пытался учиты­вать в астрологических целях еще Клавдий Птолемей, од­нако астрологи такие созвездия обычно игнорируют. Кни­га Куталева посвящена именно этой, плохо разработанной в астрологии проблеме. В книге есть также параграф “Ста­тистика”, в котором сообщается, что автор исследовал око­ло 600 гороскопов. Однако в этом параграфе больше нет ни единой конкретной цифры. В самом же параграфе приводятся лишь не­сколько гороскопов, укладывающихся в схемы автора.

Притянуть пару гороскопов к нужным астрологи­ческим гипотезам такому изобретательному человеку, как Куталев, совсем не трудно, гораздо труднее сделать нор­мальное статистическое исследование, но, увы, занимать­ся этим он не хочет.

Выше были минимально проанализированы работы, якобы свидетельствующие о наличии некоей связи меж­ду положением планет и характером человеке. Одна из про­блем состоит в том, что подобные работы вообще не под­тверждаются в ходе проверок и противоречат множеству других работ. В связи с этим помимо осознанных фальсификаций на основании изложенного выше можно выделить несколько причин такого положения дел:

  1. суждения о связи планет и характера были сделаны на небольших выборках,
  2. в процессе обработки результатов использовались неадекватные методы обработки данных,
  3. неосознанная фальсификация данных, случай, когда автор в процессе отбора цифр для выборки непреднамеренно выбирает нужные ему данные.

АСТРОЛОГИ И СТАТИСТИЧЕСКИЕ ИЗЫСКАНИЯ: ПРОДОЛЖЕНИЕ

Перечисленные выше работы астрологов по обнаружению связи между гороскопами и характером – это почти все, что мне удалость накопать в отечественной лите­ратуре и в Рунете по астропсихологии. То есть имеется в нали­чии лишь с десяток работ на русском языке. Это удручающе мало, и дело не в том, что я плохо искал, а в том, что статисти­ческих работ у наших астрологов вообще крайне мало.

В свя­зи с этим замечу, что на форуме сайта AstroLogic.ru астропсихолог из Украины Ирина Сунцова в одном из постов сожале­ет, что наше астрологическое сообщество совершенно равно­душно относится к статистическим проверкам астрологиче­ских схем и обмену информацией по этому вопросу. Она со­общает, что Сергей Шестопалов в свое время на астрологической конфе­ренции в Одессе попытался поднять этот вопрос, однако каких-либо сдвигов не наблюдается и сегодня (http://astrologic.ru/wtboard/13989.shtml).

Что касается самого Шестопалова, он известен как прак­тикующий астролог-консультант. Шестопалов выпустил даже книгу под названием “Справочник по астропсихологии” (СПб., 1999), в которой высказываются самые разноо­бразные соображения о влиянии планет в различных знаках Зодиака на качества личности. Может быть, это плод мно­голетнего труда? Однако помимо ущербного статистического исследования в астропсихологии, описанного выше, Шестопалов известен также как автор еще одной худосочной работы по астрологической статистике браков.

Почему же у астрологов так мало статистических работ? Дело, думаю, состоит в том, что им вообще не очень интересно утомлять се­бя научными, статистическими изысканиями. Они предпочи­тают составлять гороскопы, консультировать клиентов и са­мое главное – выкачивать из них деньги. Но, может быть, за рубежом дела обстоят лучше? Некоторые зарубежные рабо­ты я уже анализировал выше и сейчас хотел бы продолжить их рассмотрение.

В связи с этим замечу, что до 50-х годов статистических работ как в астропсихологии, так и в астропрогностике на Западе было совсем мало. Однако позднее такие работы стали появляться регулярно. К 2000 году за рубежом было опубликовано около сотни статистических работ в психо­логических журналах и еще около четырех сотен в журна­лах астрологических (Grand summary of entire website. 470 000 words reduced to 600 words//www.rudolfsmith.nl/u-gran2.htm).

На первый взгляд все это выглядит достаточно внуши­тельно, но лишь на первый взгляд. Замечу, в связи с этим то, что лишь одному не очень популярному виду насекомых, кото­рым я занимался, посвящена обширная научная библиогра­фия, включающая не менее сотни публикаций, а столь гло­бальная тема, как проверка многочисленных астрологиче­ских гипотез, почему-то имеет лишь такое сомнительное количество ра­бот. Это сравнимо с тем, как если бы на всю физику элемен­тарных частиц или на всю гидробиологию в мире было все­го несколько сотен публикаций.

Дело, однако, не только в скромном количестве работ, но также в самом их качестве. В связи с этим симптоматична история Джеффри Дина, который начинал свою профессиональную деятельность именно как астролог. В свое время он да­же возглавлял австралийскую ассоциацию астрологов. Вместе с Артуром Мазером он является автором культовой среди астрологов книги “Современные достижения в натальной астрологии” (1977). В ней были собраны “достижения” в астрологии к концу 70-х годов и попытки обоснования в ней “научного проекта”.

Однако Джеффри Дин и его соавтор Артур Мазер, а также Ру­дольф Смит – в прошлом редактор астрологического жур­нала “Correlation” – разочаровались в астрологии. Одна из причин этого – несостоятельность статистических исследо­ваний астрологов.

На сайте Astrology & Science (www.astrology-and-science. com) можно ознакомиться с некоторыми работами Дина и его коллег, посвященными критике статистических изыска­ний астрологов.

К их числу относится, например, обзор самого Ди­на “Мета-анализ около 300 эмпирических исследований”, посвященных главным образом проверке астрологических соображений в области астропсихологии. В этом обзоре показано, что притязания астрологов на статистическую обоснованность их работ явно чрезмерны – пока нет никаких ощутимых оснований полагать, что связь планет и характера кем-либо была реально продемонстрирована (Dean G. Meta-analyses of nearly 300 empirical studies. Putting astrology and astrologers to the test//www.rudolfhsmit.nl/d-meta2.htm; Deen G., Mather A. Sun Sign Column. Response to an Arm­chair Invitation//www.rudolfsmit.nl/s-resp1.htm).

Добавлю к этому то, что Дин и его коллеги предложили в 1980 году премию в 1000 долларов для астрологов, которые бы корректно показали наличие связи между знаками Зодиака и чертами характера. Позднее премия была увеличена до 5000 долла­ров.

Увы, никто из астрологов представить такую работу. Некоторые астроло­ги получили лишь утешительный приз в размере 200 долла­ров. Результаты этого исследования были разосланы Дином в ведущие астрологические организации семи стран – Бри­тании, Франции, Италии, Германии, Австралии, Соединен­ных Штатов и Нидерландов. Их печатные органы или враж­дебно оценили результаты Дина или сохранили молчание.

АСТРОЛОГИЯ: ТЕСТЫ СКЕПТИКОВ

Состоятельность астрологических схем неоднократно становилась предметом исследований со стороны скептиков. Некоторые из этих работ уже были описаны выше. В свое время вопросом состоятельности гороскопов занималась специальная ко­миссия Американской Ассоциации Научных Работников, созданная в 40-е годы XX века и возглавленной известным гарвардским астрономом Бартом Боком. В этой комиссии приняли участие физики, биологии, статистики и социоло­ги. Однако никаких астрологических влияний при этом обнаружено не было (Шахнович М.И. Астрология в наши дни (предисловие)// Гурев Г.А. История одного заблуждения. Л., 1970, с. 25).

В литературе и Сети можно обнаружить также ссылки на другие работы, в которых показа­но отсутствие какой-либо связи между знаками Зодиака и ка­чествами личности. Ниже я приведу несколько стандартных ссылок такого рода:

  1. Астроном Аллен Хайнек изучил даты рождения 20 000 ученых, вошедших в каталог “Американские люди науки”. При этом распределение дат рождения по знакам Зодиака оказалось случайным (GauqelinM., TheCosmicClocks. 1967, p. 81-82).
  2. Аналогичное исследование провел Джон МакДжерви, ко­торый исследовал гороскопы 16634 ученых из сборника “Аме­риканские ученые” и гороскопы 6475 политиков из книги ”Кто есть кто в американской политике”. При этом оказалось, что их распределение по знакам Зодиака было случайным (McGerveyJ.D. AStatisticalTestofSunSignAstrology//SkepticalInquirer, Spring/Summer 1977, № 2, p. 49-54).
  3. Барт Бок пришел к такому же выводу, взяв сведения об ученых из каталога “Кто есть кто в науке” (ScientificMonthly, 1941, March. http://astrologic.ru/library/Deanhtm).
  4. Анализ дат рождения 623 французских убийц показал, что в их гороскопах отсутствовало предпочтение знаков Зо­диака, управляемых Марсом. Распределение дат по знакам Зодиака было близко к случайному (GauqelinM., TheCosmicClocks. 1967, p.85).
  5. Дж.Беннет и Дж.Барт, экономисты из Университета Ва­шингтона, предприняли попытку выяснить, влияет ли поло­жение знаков Зодиака на выбор молодыми людьми профес­сии военного, и тоже ничего не обнаружили (MoscowNews, 1989, № 4, p. 10).
  6. Роберт Калвер и Филип Янна показали, что знаки Зодиака никак не связаны с такими качествами личности, как агрес­сивность, чуткость и амбициозность (CulverR.B., lannaP.A. TheGeminiSyndrome: AScientificEval­uationofAstrology. Buffalo: PrometheusBooks, 1984, p. 130).
  7. Сошлюсь также на существующую в Рунете статью Джеффри Дина под названием “Способны ли астрологи предсказать экстравертность (E) и эмоциональность (N)?” В ней приводятся результаты компьютерного анализа психо­логического профиля 288 человек. При этом опять же не бы­ло выявлено никакой связи между знаками Зодиака и черта­ми характера (http://astrologic.ru/library/Deanhtm).
  8. Как замечает Джеффри Дин, известный американский астролог Линда Гудман в книге “Солнечные знаки” (1968) уверяет, что астрологи по знаку Зодиака дают правильное описание человека примерно в 80% случаев. Оказалось, од­нако, что это далеко не так – в 54 исследованиях, в которых участвовало 742 астролога и было проанализировано 1407 натальных карт – гороскопов, составленных на момент рож­дения, среднее число удач было не выше случайного (DeanG. Meta-analysesofnearly 300 empiricalstudies. Putting astrology and astrologers to the test//rudolfhsmit.nl/d-meta2.htm).

Одно из таких исследований проделал сам Дин, он иссле­довал способности 45 астрологов к предсказанию психологи­ческого облика 160 субъектов. При этом опять же оказалось, что эта способность находилась на уровне случайных попаданий (Дин Дж. Способны ли астрологи предсказать экстравертность (E) и эмоциональность (N)?//http://astrologic.ru/library/ Dean2.htm).

  1. Два психолога – Силверман из Рузвельтского университета и Витнер из Стокгольмского государственного колледжа – попытались объективно оценить способность астрологов определять по знакам Зодиака психологический портрет человека. Они опросили 130 студентов и преподавателей ответить на во­просы, касающиеся характеристик их личности (оценивались такие качества, как агрессивность, творческие способности, честолюбие, приспособляемость). Чтобы исключить фактор субъективизма при оценках, для каждого испытуемого был приглашен его личный друг, который также ответил на вопро­сы о личных качествах испытуемого. Астрологов знакомили лишь с астрологическими параметрами испытуемых и проси­ли их составить психологический портрет. Анализ результа­тов показал, что астрологи не были способны создать по го­роскоп правильный психологический портрет испытуемых (HumanBehavior, 1975, April ).
  2. Физик Шон Карлсон из Кали­форнийского университета провел аналогичное исследование с группой из 83 до­бровольцев и 28 астрологами из крупнейшего астрологиче­ского объединения Америки – Национального совета геокос­мических исследований. Астрологи получали по три психо­портрета добровольцев, сделанных психологами, и дату рож­дения, соответствующую одному из психопортретов. Нужно было угадать, какой психопротрет соответствовал предло­женному гороскопу. Оказалось, что процент правильно уга­данных психпортретов составил 33,7%, то есть был близок к случайному выбору из трех равных возможностей (Энергия, 1989, №2 7, с. 34).
  3. Аналогичное исследование провел также американский психолог Дж.МакГру. В эксперименте участвовали шесть опытных астрологов из Федерации астрологов штата Инди­ана, а также контрольная группа из шести человек, не име­ющих отношения к астрологии. Обеим группам была да­на информация о времени и месте рождения 23 доброволь­цев, которые ранее ответили на подробные вопросы по по­воду их характера и профессии. Нужно было угадать, како­му знаку Зодиака соответствует тот или иной психопортрет. Оказалось, что процент психопортретов, угаданных астро­логами, был близок к случайному, и существенно не отличался от выбора членов контрольной группы, составленной из неастрологов (MoscowNews, 1989, № 4, p. 10).
  4. Мишель Гоклен (GauquelinM.) в книге “Космические ча­сы” (“TheCosmicClocks”) (1967) отмечает, что в тестах астро­логам не раз предлагалось по дате рождения разделить добропорядочных людей от преступников. При этом они неизменно путались и выбирали тех и других примерно в адакватной пропорции (www.notebookes.ru/6313-the-cosmic-clocks.html
  5. Наконец, еще одно такое исследование было проведено гол­ландским исследователем Роб Наннингой. С его результата­ми можно ознакомиться по адресу www.skepsis.nl/astrot.html, а с кратким изложением – в архиве форума Андрея Кураева (http://kuraev.ru/index.php?option=com_smf&Itemid=63&topic=43253.0). Ниже я просто изложу результаты этого исследования.

Наннинга решил провести его, когда в 1994 году озна­комился с дискуссией между бывшим астрологом, а ныне психотерапевтом Мартином Бутом и астрологом Рене Йелсма. Заинтересовавшись вопросом о состоятельности состав­ления астрологических портретов, Наннинга предложил астрологам следующий тест. Каждый из астрологов полу­чил дату, место и точное время рождения семи людей, а так­же семь анкет, заполненных ими. Задача состояла в том, что­бы определить, к какой анкете относится тот или иной горо­скоп. Анкеты были созданы при непосредственном участии астрологов и охватывали широкий круг вопросов – это ра­бота, интересы, цели, индивидуальные способности, здоро­вье, религия и еще многое другое.

На предложение Наннинги отозвалось 70 астрологов. В декабре 1994 года данные были высланы участникам астротеста. В результате 44 астролога прислали свой ответ. Оговорюсь, это были квалифицированные астрологи. Многие из них имели длительный опыт консуль­тирования. При этом примерно треть астрологов зарабатывала своими услу­гами, а четверть состояла в Голландском обществе практику­ющих астрологов.

И что же? В итоге, самый успешный астро­лог угадал три раза из семи возмож­ных, а половина астрологов не угадала ни разу. Сред­нее число удачных попаданий было опять же близко к случайному.

Затем Наннинга разослал участвовавшим астрологам анкету. 9 из 22 ответивших признались, что они были удив­лены результатам. 4 астролога признали, что возможности астрологии более ограничены, чем они думали, а 7 приш­ли к выводу, что астрология работает только в “контакт­ной практике”.

Этот параграф я хотел бы закончить “приколом”, розыгрышем, к которому прибегли со­трудники французского журнала “Наука и жизнь”. Они пред­ложили экспертам из известного астрологического агентства “Ordinastral” составить гороскопы десяти убийцам, большая часть которых была гильотинирована. При этом астрологам сообщили лишь их точные даты рождения. Не знаю, правда, что именно было сказано по поводу всей этой выборки, но криминальные наклонности этих лиц были скрыты. Может быть, проницательные астрологи смогли распознать это? Увы, они откровенно сели в лужу.

Оказалось, что бандиту, убившему двадцать семь человек, была дана следу­ющая лестная характеристика – “он полон чувствительности, беспредельно и трепетно излучает любовь”. Другой убийца получил не менее лестную оценку:

“Он элегантен и держатся светски, а то и вполне буржуазно. Можно представить себе этого человека разговорчивым пу­тешественником, любящим пошутить. Он мягок, уступчив, склонен к сотрудничеству”.

Относительно серийного убийцы Марселя Петио, убив­шего шестьдесят три человека, астрологи сообщили:

“Поскольку он юпитерианец, то в нем сочетаются теплота и сила инстинкта с запасом разума, даром предвидения и остро­умием. Его поведение основывается на тенденции к порядку, к контролю, к мере. Он склонен к чувствам, которые приводят обычно к бескорыстному самопожертвованию”.

И хотя этот бандит был гильотинирован, астрологи пред­рекли ему “дальнейшую судьбу” по меньшей мере на де­сять лет вперед (Мезенцев В. Гороскопы, гороскопы//Наука и религия, 1986, № 1, с. 52).

Почему некоторые суждения астрологов могут быть состоятельными?

Самое смешное, однако, состоит в том, что некоторые ре­зультаты астрологов-статистиков могут все же быть достоверными, однако причину этого стоит искать не в далеких созвез­диях и планетах, а в более близких к жизни вещах. Этот вопрос обсуждают, в частности, Ганс Айзенк и Дэвид Найэс в книге “Астрология: Наука или суеверие?” (Astrology: Science or Superstition?)  (1982).

Помимо того, что на описание человеком своей личности может влиять само знание психологического портрета из гороскопа, имеет смысл выделить еще некоторые факторы.

Некоторые достоверные астрологические результаты мо­гут быть просто артефактом закономерностей движения планет во­круг Солнца. Так, Меркурий в силу чисто астрономических причин не может удаляться в натальной карте – гороскопе, составленной на момент рождения человека – более, чем на 29 градусов от Солнца, а Венера – более, чем на 49 градусов.

Айзенк и Найэс обращают внимание также на то, что рас­пределение рождений по сезонам в некоторых регионах во­обще может быть неслучайным. В связи с этим Айзенк и Найэс ссылаются на книгу-исследование Э. Хан­тингтона (Huntington E.) “Сезоны рождений:  Их связь с че­ловеческими способностями” (“Season of Birth: Its Relation to Human Abilities”) (1938), в которой вроде бы было показано, что в странах с холодным климатом пик рождений приходится почему-то на первую половину года, а в странах с теплым климатом – на вторую половину года.

Айзенк и Найэс полагают, что именно этим фактором можно объяснить результаты одного исследования швей­царского астролога Карла Эрнста Крафта, который, анализи­руя гороскопы 2817 музыкантов, пришел к выводу, что этой профессии способствует принадлежность к знаку Тельца, приходящегося на период с 21 апреля по 20 мая.

Этим же фак­тором можно объяснить результаты исследования социологов Дж. Купера и A. Смизерса, в котором на основе исследо­вания 12 000 американских офицеров вроде бы было показа­но, что военные чаще рождаются летом и осенью. В связи с этим замечу, что со­гласно исследованию Хантингтона в Соединенных Штатах пик рождений вообще почему-то сдвинут именно к осени (Cooper H.J., Smithers A.G. Birth Patterns Among American Army Officers/Journal of Social Psychology, 1975, vol. 97, pp. 51-66).

Эмпирические исследования связи характера и знака Зодиака могут быть состоятельными также потому, что люди, рождающиеся в различные сезоны, вообще способны в чем-то различаться. Однако причина здесь состоит опять же не во влиянии звезд и планет. Чисто теоретически можно предполагать, что се­зон, в течение которого происходит вынашивание плода, способен оказывать некое воздействие на физические и психологические характеристики будущего ребенка.

В связи с этим в социологии существует экзотичное направление исследований, в рамках ко­торого авторы пытаются изучать этот вопрос. Но чтобы квалифициро­ванно судить об этих работах, надо в них детально разбирать­ся. Но это вообще явно не самое популярное направление социологических исследований и качественного обзора по этой те­ме мне просто не попалось. Мини-обзор немногочисленных работ по этой теме при­сутствует лишь в упомянутой выше книге Айзенка и Найэса.

Если же исходить из этого мини-обзора, то создается впечатление, что такого рода работы носят сомнительный характер. В большинстве статистических работ никакой зависимости психологических особенности от даты рождения обнаружено все же не было.

Статистические исследовании Мишеля Гоклена

Наиболее масштабная проверка астрологических схем бы­ла проделана французским исследователем феномена астро­логии Мишелем Гокленом. Его работы заслуживают совершенно от­дельного рассмотрения, поскольку в данном случае автор на­чинал как убежденный астролог и собрал огромную стати­стику, которая, однако, в конечном счете опровергла многие схемы классической астрологии. В итоге Гоклен разочаровался в астрологии в том виде, в котором она существует и вообще предпочитал называть се­бя не астрологом, а космобиологом.

Гоклен увлекался астрологией с детства. Затем он посту­пил в самый известный французский университет – Сор­бонну, где изучал психологию и статистику. После оконча­ния Сорбонны Гоклен задался целью обосновать астроло­гию при помощи статистики. На свои средства Гоклен вме­сте со своей супругой Франсуазой организовал лабораторию для проверки астрологических схем. Он вкладывал в проект собственные деньги, а потом получал на ее нужды частные пожертвования.

Для широкой публики свои результаты Гоклен (Gauquelin M.) представил в целой серии книг, среди которых наиболее известны книги “Космические часы” (“The Cosmic Clocks”) (1967) и “Мечты и иллюзии астрологии” (“Dreams and Illusions of Astrology”) (1979). В целом они в значитель­ной мере дублируют друг друга, поэтому вполне адекватно ознакомиться с результатами Гоклена можно при помощи одной из его книг – “Досье космических влияний” (М., 1996), которая была переведен­а у нас. Желающие могут также ознакомиться с существу­ющей в Рунете книгой Гоклена “Космические часы” (на ан­глийском языке) (www.notebookes.ru/6313-the-cosmic-clocks.html).

Сжатое представление о результатах Гоклена можно получить также благодаря тексту Ганса Эйзенка (Айзенка) “Исследования Мишеля Гоклена”. Этот глава из уже упоминаемой выше книги Ганса Айзенка и Дэвида Найэса “Астрология: Наука или суеверие?” (“Astrology: Science or Superstition”) (1982). Данная глава присутствует в Рунете (Эйзенк Г. Исследования Мишеля Гоклена//http://asyrologic. ru/lidrary/Eysenck.htm).

Свою книгу “Мечты и иллюзии астрологии” Гоклен на­звал именно так совсем не случайно. Дело в том, что в ре­зультате своих статистических исследований Гоклен обнару­жил несостоятельность схем классической астрологии. Я имею в виду спекуляции относительно связи знаков Зодиаков с характером, а также идею аспектов – влияния углов между планетами в зодиакальном круге на характер человека. Астрологи не­редко ссылаются на исследования Гоклена, но они почему-то совершенно забывают о том, что его исследования опровер­гают традиционные астрологические схемы.

И все же Гоклен получил некоторые результаты, которые так или иначе работоют на астрологию, поэтому ниже я останов­люсь именно на этом интересном и интригующем моменте.

Влияние знаков Зодиака и аспектов отсутствовало, но было обнаружено влияние положения некоторых пла­нет в момент рождения на выбор профессии. Если говорить точнее, то у представителей некоторых профессий в момент рождения определенные планеты чаще находились в двух секторах небесной сферы, а именно сразу после точки восхода на горизонте и после точки зенита.

Свои исследования Гоклен начал с изучения гороскопов 576 французских академиков от медицины. При этом оказалось, что в двух указанных секторах неба чаще, чем обычно обна­руживался Марс или Сатурн. Анализ еще одной группы, со­ставленной из 508 академиков, подтвердил эти результаты (Гоклен М. Досье космических влияний. М., 1998, с. 53).

Это дало стимул для серии трудоемких исследований архи­вов пяти стран – Франции, Италии, Федеративной Республи­ке Германии, Бельгии и Нидерландов. Всего Гокленом было изучено 27 тыс. дат, из них 16 тыс. принадлежали известным личностям, а 11 тыс. – личностям малоизвестным. Эти ли­ца родились в промежутке между 1794 и 1945 годами, одна­ко большая их часть родилась во второй половине XIX или в начале XX века. Все исследованные гороскопы были разби­ты по профессиональным категориям. В книге “Досье кос­мических влияний” Гоклен излагает свои ре­зультаты в виде картинки (Там же, с. 69), которую я привожу ниже:

Рис. 1. Влияние положения планет на выбор профессии.

Знак “+” свидетельствует о том, что лица, выбравшие указанные профессии, тяготеют к появлению соответствующих планет в области восхода или зенита. Знак “-” свидетельствует о том, что лица, выбравшие указанные профессии, склонны реже рождаться при появлении соответствующих планет в указанных областях небесной сферы (Гоклен М. Досье космических влияний. М., 1998, с. 69).

Ниже я кратко перескажу этот рисунок. Оказались, что у представителей разных профессий разные планеты име­ли тенденцию находиться либо в секторе, следующим за точкой восхода – асцендентом, либо за зенитом. У разных профессий обнаруживалась также тенденция к меньшей частоте появле­ния разных планет в двух указанных секторах неба.

Итак, кон­кретные результаты: у писателей в двух указанных положениях на небе чаще появлялась Луна, у политиков – Луна и Юпитер, у актеров и журналистов – Юпитер. У военных – Юпитер и Марс, у спортсменов и менеджеров – Марс, у медиков – Марс и Сатурн, у ученых – Сатурн. При этом у ученых в двух ука­занных местах неба реже появлялся Юпитер, у спортсменов и военных в этих положениях реже появлялась Луна, у музы­кантов – Марс, у журналистов и писателей – Марс и Сатурн.

Таким образом, у ряда профессий обнаруживалось влия­ние Луны, Марса, Юпитера и Сатурна, но почему-то не на­блюдалось влияния Венеры, Меркурия, Урана, Нептуна, Плутона и Солнца.

Особо также подчеркну, что присутствие в нужном месте тех или иных планет само по себе еще не гарантирует выбор человеком той или иной профессии. Влияние соответствую­щей планеты носит вероятностный характер. В связи с этим приведу распределение Марса по секторам небесной сферы у спортсменов:

                                                   Рис. 2

Жирная черта – распределение Марса по секторам небесной сферы в момент рождения у 2068 спортсменов-чемпионов. Пунктирная черта – распределение Марса по секторам небесной сферы в момент рождения у 717 посредственных спортсменов (Гоклен М. Досье космических влияний. М., 1998, с. 67).

Замечу также, что в контрольной группе, составленной из посредственных представителей тех же профессий, “эффект планет” почему-то отсутствовал. Гоклен особо занимался этим во­просом. Он, в частности, исследовал две выборки спортсме­нов – одна из них отличалась “железным” характером, дру­гая была ординарна. Оказалось, что “эффект Марса” суще­ствовал только для волевых спортсменов (рис. 2).

Гоклен обнаружил также еще один эффект – он давно был очарован идеей Иоганна Кеплера о том, что дети наследуют определенные детали гороскопа родителей. Идею астрологи­ческой наследственности развивали также другие лица, это,в частности, уже упоминаемый выше астролог Поль Шуаснар. Кроме того, соображения Шуаснара якобы подтвердил другой известный астролог-статистик – Карл Эрнст Крафт. “Астрологической генетикой” занимались потом еще неко­торые другие лица. В российской литературе в этом смыс­ле примером может служить книга Александра Солодухина “Астрология и наследственность” (М., 2004).

Гоклен попытался проверить соображения авторов, зани­мавшихся “астрологической генетикой”. В связи с этим он изучил гороскопы 15 тыс. пар и их детей. Оказалось, что представле­ния об астрологической наследственности, которые разде­ляли Кеплер, Шуаснар и Крафт, несостоятельны, тем не ме­нее, некоторые элементы гороскопа все же наследуются – это “эффекты планет”, обнаруженные самим Гокленом.

Имеется в виду следующее – если родители родились при восхожде­нии Марса или прохождении им зенита, велика вероятность того, что под таким же положением планет родится ребенок. При этом, если оба родителя появились под одной плане­той, сила наследственного эффекта якобы удваивалась. Кро­ме того, вроде бы оказалось, что эффект наследственности был обна­ружен не только для Марса, Юпитера, Луны и Сатурна, но также для Венеры.

Почему же планеты занимали такое место в гороскопах выдающихся представителей разных профессий? Гоклен был весьма далек от астрологической мистики. Он полагал, что планеты просто возмуща­ют магнитное поле Земли, и это становится сигналом, уско­ряющим рождение людей определенных генетических ти­пов. Проблема, однако, состоит в том, что магнитные возму­щения, создаваемые планетами, ничтожны, и объяснить эф­фекты, обнаруженные Гокленом при помощи предложенно­го механизма, очень трудно. И совершенно непонятно, поче­му, например, положение Солнца, Венеры и Меркурия при этом никакого значения не имело? Словом, Гоклен предло­жил в качестве объяснения весьма сомнительный механизм.

Дело, однако, в том, что “эффекты планет” были обна­ружены, и они оказались статистически достоверными. И это требует отдельного рассмотрения.

Но что можно сказать относительно “эффектов планет”, которые были обнаружены Гокленом? Его работы несколько раз подвер­гались проверкам. Более того, Гоклен сам добивался этого. Так, в 1955 году Гоклен отправил свою первую книгу астро­ному Парижской обсерватории Полю Коудерку, гарвардско­му астроному Барту Боку, занимающемуся критикой астрологии, и в бельгийский Комитет по исследованию паранор­мальных явлений, известный так же, как Комитет Пара.

Проверялись или нет результаты Гоклена американски­ми скептиками в тот период, не вполне понятно, а вот хро­нология злоключений с бельгийским Комитетом Пара не­плохо расписаны в книге Гоклена “Досье космических влия­ний” (М., 1996), а также в статье Ганса Эйзенка (Ганса Айзенка) “Исследования Мишеля Гоклена” (http://asyrologic.ru/library/Eysenck.htm).

Сначала Гоклену был прислан ответ, в котором заявлялось об априорной невоз­можности влияния планет на человека, и понадобилась сме­на поколений в Комитете Пара, прежде чем была организо­вана реальная проверка результатов Гоклена. Это случилось около 1961 года, Гоклена пригласили в Брюссель, где он до­ложил о своих результатах. Еще через несколько лет – в 1967 году – Комитет Пара получил доступ к статистике и провел собственное исследование-проверку, в ходе которого изуча­лось положение планет в момент рождения у 535 чемпионов Бельгии и Франции (Гоклен М. Досье космических влияний. М., 1998, с. 335).

При этом на роль независимого эксперта был приглашен Марвин Зелен – профессор биостатистики Гарвардского уни­верситета. Результат исследования оказался таким же, как у Гоклена, – у выдающихся спортсменов Марс в момент рож­дения чаще находился сразу после восхода или сразу после прохождения зенита. Однако Комитет Пара не торопился встать на сторону Гоклена. Наверное, бельгийские ученые оказались бы сговорчивее, но был совершенно непонятен ме­ханизм влияния планет на человека – все это откровенно по­пахивало мистикой. В конце концов, дискуссия между Коми­тетом Пара и Гокленом уперлась в проблему возможных ме­тодических дефектов исследования. Тем не менее, несколько лет спустя Комитет все же опубликовал результаты в журна­ле Nouvelles Breves (1976, vol. 43, p. 327-343).

Позднее Комитет Пара вместе с американским журна­лом “Гуманист” и Американским комитетом по сверхъе­стественным явлениям предпринял еще одну проверку “эф­фекта Марса”, на этот раз на примере американских спортсменов. Од­нако, как утверждает Айзенк, это исследование столкну­лось с трудностями – большая часть штатов отказалась пре­доставить сведения о выдающихся спортсменах, и в резуль­тате были получены данные только по 128 чемпионам. По­этому выборка была разбавлена спортсменами не очень вы­дающимися. Общий объем выборки при этом составил 408 человек, и никакого “эффекта Марса” при этом обнаружено не было. Однако то, что в выборку попали, так сказать, посред­ственности, стало поводом для того, чтобы предъявить этим результатам претензии (Эйзенк Г. Исследования Мишеля Гокленa //http://asyrologicru/library/Eysenck.htm).

Кроме того, насколько можно понять из статьи Джеффри Дина, “эффект Марса” пыталась проверить группа француз­ских скептиков, которые собрали данные по 1066 спортсме­нам. И там, как и с Комитетом Пара, тоже была какая-то не­хорошая история с сокрытием результатов (Dean G. The Gauquelin work. 2. Opinion, Artifacts, Puzzles//www.rudolfssmith.nl/g-arti2.htm).

Попытки проверить результаты Гоклена предпринима­лись также некоторыми астрологами. В связи с этим упоми­нают, в частности, очень известного британского астролога Джона Эдди и канадского астролога Теодора Ландштайдта. В частности, Ландштайдт якобы обнаружил тенденцию к при­сутствию в определенных точках небесной сферы планет, с которыми у Гоклена ничего не получилось, а именно Солн­ца, Меркурия, Урана, Нептуна и Плутона (Тищенко B.H. От Чижевского до Гоклена. Восхождение aстpологии//www.astro-academia.ru/knigi_statii/tish_geklen. Htm).

В связи с этим за­мечу, что Гоклен годами собирал свою статистику, а тут все было подтверждено очень и очень быстро. И потому я сильно подозреваю, что упомянутая выше работа явно не опирались на большую статистику и является очеред­ной астрологической фальсификацией.

В Интернете мне попалось также упоминание о работе, сделанной Генри Делбоем, который изучил гороско­пы 524 французских политиков и муниципальных служа­щих. При этом он якобы в чем-то дополнил выводы Гоклена (http://perso.club-internet.fr/hdelboy/nv_rech1.htm). Однако эта работа явно недотягивает до масштабов исследования Гоклена – пятьсот с небольшим гороскопов в данном случае слишком мало.

Замечу также, что есть также работы астрологов, в кото­рых результаты Гоклена не подтверждаются. В частности, отечественный астролог Альберт Тимашев разместил на фо­руме портала ”Русская Профессиональная Астрология” свой пост со статьей, в которой было проанализировано положе­ние планет в момент рождения у писателей. При этом объ­ем выборки вполне приличен – 2353 случая, и никакого вли­яния Луны в гороскопах писателей обнаружено не было. В результате автор приходит к выводу, что “эффекты планет” Гоклена являются артефактом методов статистической об­работки данных (www.astrologer.ru/netforum/message.cgi?id=5418&arc=18).

Добавлю к этому еще один штрих – согласно астрологи­ческим слухам в 1991 году Гоклен сжег все свои материалы и покончил жизнь самоубийством. Некоторые интерпрети­руют этот факт в том смысле, что он в конце концов разоча­ровался в своих исследованиях.

Проверялись ли данные относительно “эффектов планет” Гоклена кем-то еще, мне неизвестно. И, кажется, они до сих пор висят в воздухе – для того, чтобы перепроверить их, нуж­но собрать слишком обширную статистику, а это трудная, неблагодарная и плохооплачивая работа. Тем не менее, если вы скептик, вовсе не обязательно считать результаты Гоклена фальсификацией.

В принципе, они могли быть результатом неадекватных методов статистической обработки данных. Однако против такой гипотезы работают некоторые факты. В связи с этим упомяну об истории контактов Гоклена с известным французским статистиком Жаном Портом, ди­ректором Национального института статистики и демографии. Ознакомившись с первой книгой Гоклена, он высказал ряд претензий к методике, использованной Гокленом. Одна­ко в дальнейшем Порт признал, что в принципе методика Гоклена была адекватна задаче, которую тот решал. Порт даже написал потом предисловие к одной из книг Гоклена, вызвав тем самым некоторый шок в стане скептиков (Гоклен М. Досье космических влияний. М., 1998, с. 339).

Упомяну также о том, что специалист по статистике Марвин Зелен, сотрудничавший с Комитетом Пара, также при­знал, что методика Гоклена вполне корректна. Его письмо по этому поводу было даже опубликовано в таком известном ор­гане скептиков, как “Skeptical Inquirer” (1983). Но все это еще не означает того, что методы статистической обработки, использованные Гокленом являются до конца адекватными.

Но в принципе дело может состоять совсем в другом. Владимир Сурдини в книге “Астрология и наука” (Фрязи-но, 2007, с. 28) приводит мнение американско­го скептика Гарри Голдберга. Он утверждает, что в период, охваченный исследованиями Гоклена, момент рождения регистрировался со слов родителей, а они могли сообщать вре­мя рождения благоприятное для профессии, которую они уготовили для своих чад. Действительно, насколько можно понять из самих работ Гоклена, “эффект планет” наблю­дался лишь для лиц, родившихся где-то до середины XX ве­ка. Позднее, как прави­ло, время рождения детей фиксировали уже не родители, а врачи.

Сама возможность то­го, что дата рождения фиксировалась со слов родителей, мог­ла создавать “эффект планет”. Чисто теоретически можно предполагать, что родители могли подгонять запись о рождении ребенка под нужное располо­жение планет. Эту гипотезу пытается обосновать быв­ший астролог Джеффри Дин.

Прежде всего, Дин обращает внимание на то, что в самих данных, которые приводит Гоклен, заметна одна странная вещь – даты рождений там сдвинуты в дневную часть суток. В принципе это может быть результатом естественной не­равномерности в частоте рождений. И кто знает, может быть, рождения вообще чаще происходят днем, чем ночью. Однако Дин полагает, что причина в другом – родители были сами склон­ны сдвигать время рождения ребенка при фиксировании это­го времени в документах в дневную часть суток. Причина этого может заключаться в суеверном отношении к време­ни рождения ребенка.

Дин, в связи с этим, обращает внимание на то, что родители избегают регистрировать дату рождения своих чад, если она приходится на 13 число каждого месяца – они предпочитают менять дату рождения так, чтобы избегнуть неприятного числа. Кроме того, нередко в документах дату рождения детей сдвигают с 31 декабря на 1 января. С дру­гой стороны замечено желание сдвинуть день рождения де­тей в документах на благоприятные дни, например, на день Святого Валентина – 14 февраля. Кроме того, Дин ссылает­ся на работу Шутберта Эретеля, который, исследовав даты рождения 884 французских священников и 1506 бельгийских монахов-бенедектинцев, показал, что среди этих дат достоверно чаще встречаются дни церковных праздников.

Существуют также факты прямого влияния астрологиче­ских предрассудков на дату рождения, зафиксированную в документах. Это, в частности, касается восточной астроло­гии. Дело в том, что согласно китайской астрологии девоч­ки, родившиеся в год Огненной Лошади, неудачливы в бра­ке и даже склонны к убийству своего супруга. Поэтому год рождения таких девочек нередко изменяется, чтобы это не стало препятствием для замужества. Но тогда ничего не меша­ет предположить, что астрологические предрассудки могли вмешиваться в процесс фиксирования времени рождения де­тей также на Западе.

Стандартным аргументом против того, что “эффект пла­нет” мог инспирироваться родителями, является то, что они едва ли могли быть хорошо знакомы с астрологически­ми схемами. Однако Дин ссылается на то, что астрологиче­ские альманахи были весьма распространены в период, со­ответствующий исследованиям Гоклена. В связи с этим опять же чисто теоретически можно предположить, что родители подгоняли время рождения своих детей к восходу или зениту той или иной планеты. Планетар­ная наследственность, обнаруженная Гокленом, при этом могла со­ответствовать стремлению родителей создавать профессиональные династии (Dean G. The Gauquelin work. 2. Opinion, Artifacts, Puzzles//www.rudolfssmith.nl/g-arti2.htm).

Может показаться странным то, что родители пытались программировать судьбу своих детей путем фиксации неправильного времени рождения, и все же подобное суеверное отношение к дате, зафиксированной в документе, как свиде­тельствует сказанному выше, имеет место. Скажем, избегание циф­ры 13 при фиксации даты рождения – это объективно зафик­сированный факт, а потому ничто не мешает предполо­жить, что родители могли нужным образом подгонять вре­мя рождения своих детей.

Эта гипотеза, однако, сталкивается с некоторыми затруднениями. Скажем, почему Солнце, Венера и Меркурий, Нептун, Уран и Плутон согласно данным Гоклена никак не влияли на выбор профессии? Не совсем понятно и то, почему “эффект планет” наблюдался только для выдающихся пред­ставителей профессий? Кроме того вообще, кажется стран­ным то, что родители уже в момент рождения пытались предопределить профессиональную судьбу своего ребенка. А еще непонятно, почему родители пользовались явно нетрадиционными для астрологии схемам. Словом, здесь нужны некие дополнительные исследования по проверке ре­зультатов Гоклена, однако никто, насколько я понимаю, боль­ше этим не занимается.

Состоятельность суждений астрологов в “контактной практике”

Как уже говорилось выше, в эксперименте Роба Наннинги ряд астрологов после знакомства с удручающими результатами исследования их способности создавать правильные психо-портреты при помощи знаков Зодиака и влияния планет пришли к выводу о том, что астрология работает в “контактной практике”.

Это соображение на самом деле имеет определенный смысл. Для того, что­бы эффективно консультировать клиента, нужно иметь пе­ред собой не столько его гороскоп, сколько самого клиен­та. В беседе с ним можно многое о нем узнать и даже дать, используя его гороскопа, внятный совет. Приведу в связи с этим признание одной дамы-скептика:

“Однажды я сама в шутку “гадала” друзьям на картах де­вицы Ленорман – тех, что с картинками: изображение дуба могло быть и одиночеством – стоит он один средь долины, и гор­достью, и мощью, и депрессией – в зависимости от настро­ения и характера того, кому я “пророчествовала”. Потрясе­ние их трудно описать. “А может, ты астрологией занима­ешься?” – спросили меня осторожно” (http://asher.ru/library/human/manipulation/sharlatan).

И дело здесь не в каком-то жульничестве со стороны астрологов-консультантов. Дело в том, что гороскоп – это сложная система, состоящая из множества элементов, а потому астролог чисто интуитивно и непроизвольно говорит человеку некие разумные вещи, которые принимаются им как свидетельство состоятельности астрологии.

ОТКАЗ ОТ СТАТИСТИКИ КАК СПОСОБ СПАСЕНИЯ АСТРОПСИХОЛОГИИ

Астрологи различным образом реагируют на то, что их схемы не выдерживают статистических проверок. Обыч­но они просто игнорируют эти провалы. Однако делать это регулярно, сохраняя лицо, трудно, – провалы все же нужно как-то комментировать. В этом смысле можно долго и утомительно защищать астрологию в аспекте статистических тестов. Но возможна также иная, более радикальная стратегия защиты. Она состоит в том, чтобы вообще поставить под сомнение применимость мето­дов математической статистики к астрологии, заявить, что статистика и научный метод в астрологии в принципе не работают. В сущности, речь в данном случае идет опять же о том, что астрология “работает” лишь в “контактной практике”.

Такой подход лишает астрологию возможности объек­тивно обосновать свой научный статус, однако дает ей не­кую нишу, где она может существовать, не опасаясь претен­зий со стороны нудных научных работников.

Насколько я понимаю, первым такую стратегию предложил прославленный швейцарский психоаналитик Карл Юнг. В свое вре­мя он провел исследование по астрологической статисти­ке браков и потерпел неудачу – никакого влияния планет на устойчивость брака ему обнаружить не удалось. Ну, а поскольку астрология была Юнгом горячо любима, он выдвинул тезис о том, что к астрологии методы объективной статистики про­сто неприменимы.

Впоследствии этот тезис активно поддерживался в астро­логии сторонниками “психоаналитического проекта”. При­мером может служить Дэйн Радьяр (Rudhyar D.), автор куль­товой среди астрологов книги “Астрология личности” (“The Astrology of Personality”) (1936).

Радьяр – это астролог-“психоаналитик”, радикальный противник проекта “науч­ной астрологии” вообще и использования в астрологии ста­тистики в частности. В книге “Астрология личности” Радьяр обсуждает этот вопрос в параграфе “Может ли астро­логия стать эмпирической наукой?”. В нем автор не очень ­убедительно пытается обосновать то, что проект “научной астрологии” заведомо обречен на провал.

Радьяр не верит в то, что научные изыскания помогут открыть новые астрологические истины. Но почему же? Разве статистические исследования астрологов, описанные выше, не являются заявкой на обнаружение таких истин?

Насколько я понял из книги Радьяра, он полагал, что такой путь развития астрологии, как минимум, неэффективен. В астрологии он вына­шивал совершенно иной проект.

Его суть Радьяр проиллюстрировал при помощи математиче­ской аналогии. Когда мы находимся на самых ранних этапах освоения математики, мы действуем эмпирически, имен­но так мы убеждаемся в том, что 2 + 2 = 4. Но позднее, по­сле введения математических символов возможно само­стоятельное развитие математики в сфере чисто символических отношений. Появляется алгебра, которая способ­на неэмпирически открывать множество новых истин. Радьяр полагал, что создание астрологической символики и манипулирования с ней тоже позволит вне всяких статистических тестов открывать все новые и новые астрологи­ческие истины. В связи с этим Радьяр назвал астрологию “алгеброй жизни”  (Радьяр Д. Астрология личности//Радьяр Д. Астрологическая психология. Новосибирск, 1994, с.43).

И все же сильно подозреваю, что неверие Радьяра в “на­учный проект” в астрологии и даже его откровенная непри­язнь к нему связаны скорее с тем, что перед нами гумани­тарий, а лица этой категории часто вообще не испытывают особой любви к точным наукам. У них свой, вполне не­научный, гуманитарный стиль мышления, основанный в том числе на ассоциативном, символьном мышлении. Думаю, именно поэтому в пику попыткам обосновать астрологию научно Радьяр соз­дал Международный Комитет Гуманистической Астрологии, ориентированный не на естественные науки, а на психологи­ческие работы Карла Юнга и Абрахама Маслоу.

Изложенные выше претензии Радьяра к “научному проекту” в астрологии на самом деле никак не защища­ют ее от научных проверок, и все же в рассуждениях Ра­дьяра есть одна деталь, которая позволяет спасти астро­логию от удара со стороны статистических тестов. Радьяр считал, что гороскоп – это не описание того, чем является человек, а скорее эскиз того, чем он предназначен стать в процессе реализации своего личностного потенциала. Ра­бота астролога с клиентом – это концентрация внимания на тех аспектах его гороскопа, которые можно использо­вать для роста личности. Сам Радьяр высказался по это­му поводу так:

“Такая астрология – не эмпирическая наука, это “язык”, спо­собный обнаруживать архетипы того, что есть по существу данный человек в целом” (Там же, с. 8).

Совершенно очевидно, что такой подход не предполагает наличия каких-либо жестких связей между знаками Зодиака и психоло­гическими портретами – такие связи были бы только в том случае, если бы все люди оказались реализованными лично­стями. Именно поэтому стратегия Радьяра в известной мере защищает астрологию от критики скептиков. Ее в принципе можно развивать и дальше.

Этим в сво­их книгах занимается, в частности, последователь Радьяра Стивен Арройо. В книге “Практика и профессия астролога”, размещенной в Рунете, Арройо повторяет претензии Радьяра к “научному проекту” в астрологии. Он, в частности, на­зывает попытки при помощи статистики обосновать астро­логические схемы “глупым занятием”. По его мнению, коли­чественные методы в астрологии в принципе не работают. В связи с этим он замечает следующее:

Астрология не может доказать свою достоверность материалистическими методами. Возможно, что этого не произой­дет никогда” (Арройо С. Практика и профессия  астролога//http:// mbashe.hl.ru/astrolog/arrojo.htm).

Пытаясь обосновать этот тезис, Арройо подобно Радьяру прибегает к весьма сомнительным и зыбким соображени­ям. Так, в книге “Астрология, психология и четыре стихии” (М., 1997, с. 42) Арройо утверждает, что статистика работа­ет с количественными характеристиками и в группах, но не­изменно дает сбой в работе с качествами и индивидуальны­ми случаями, которыми занимается астрология. Далее Арройо подкрепляет свои суждения высказыванием психоаналитика Карла Юнга, кото­рый заметил, что статистический метод может исказить реальность наиболее обманчивым образом.

Понятно, что каждый человек уникален, но означает ли это то, что в социуме любые статистические и социологические исследования вообще обречены на провал? И разве при помощи стати­стики нельзя реально проверить многие астрологические ги­потезы? Ведь астрология часто работает не с некими уникальными, зыбкими состояниями психики, а с качествами, которые можно измерить.

В самом деле, разве нейротизм, агрессивность, эмоциональность вообще ускользают от процедур фиксации и измерения? Замечу также то, что в самих книгах Арройо есть немало вполне вульгарных и совершенно конкретных астрологических суждений, которые можно без особого труда про­верить методами математической статистики. Скажем, в своей книге “Жиз­ненные циклы. Транзиты” (М., 2001, с. 50, 55) он утверждает, что Стрельцы чаще других становятся предсказателями, а Са­турн в первом доме приносит неприятности. Такие конкрет­ные утверждения в принципе можно проверить, и очевидно, что у Арройо тут концы с концами никак не сходятся, а его неприязнь к статистическим тестам, как и у Радьяра, в значительной мере яв­ляется результатом принадлежности к сообществу гумани­тариев, которые часто вообще недолюбливают строгое научное знание.

Тем не менее, в рассуждениях Арройо опять же можно найти некий состоятельный ход, который выводит астроло­гию из-под  удара со стороны статистических тестов. Подоб­но Радьяру он считает, что дело астрологии – это работа с внутренней жизнью человека, а не фабрикация вульгарных предсказаний. Именно в последнем занятии, которому так любят предаваться астрологи, Арройо справедливо усматри­вает причину дурной репутации астрологии в научных кру­гах.

Далее Арройо сообщает, что многие области человеческо­го опыта вообще не поддаются количественному анализу, и именно здесь астрология может оказаться подходом вполне адекватным реальности (Арройо С. Астрология, психология и четыре стихии. М., 1997, с. 40).

В самом деле, если сместить астрологию в интимную и не­подвластную строгой науке область внутреннего мира че­ловека, это действительно может избавить астрологию от атаки со стороны научных работников. Такой взгляд на астрологию по мнению Арройо позволит человеку выбраться из тюрьмы, в кото­рую наука заключила человеческий разум.

Наука дает нам рациональные знания, но ей нечего сказать о загадках Все­ленной, ценностях и смысле жизни. Астрология на взгляд Арройо может успешно функционировать именно в этой сфере. В таком случае она будет представлять собой некий акцент, который дополнит научную картину мира. И ес­ли сделать предметом астрологии личностный рост и эк­зистенциальные вопросы, это действительно избавит ее от стандартных претензий со стороны ученых, опирающихся на статистику.

Психоаналитическая работа с клиентом – это целое направление в астрологии, и подвергнуть его крити­ке столь же трудно, как критиковать загадочные и разноо­бразные теории психоанализа.

Критерием истины, как известно, является практика. При этом если Вы принимаете объяснения, навязываемые Вам психоаналитиком, и верите ему, психотерапевтический эф­фект может иметь место. Он имеет место даже в том случае, когда психоаналитик просто благодушно выслушивает жа­лобы пациента и возится с ним. В связи с этим Арройо замечает, что Радьяр обосновывал реальность “психоаналитической астрологии” при помощи “экзистенциальных доказательств”. Имеется в виду следующее – поскольку астрологическое консульти­рование позволяет преодолеть хаос внутренней жизни, дать цель в жизни и сформировать некое направление личност­ного роста, это означает, что астрология состоятельна (Там же, с. 44).

И все же такого рода “успехи” астротерапии еще ничего не говорят о состоятельности, собственно, астрологическо­го психоанализа. В самом деле, различные психоаналитические теории противоречат друг другу, и при этом в той или иной мере все они “работают”. Это означает то, что даже ложные теории в пси­хотерапии способны давать желаемый психотерапевтический эффект. Астрологи просто добавили сюда новые варианты. Приме­ры – “теория” Радьяра, который попытался приспособить к астрологии идеи Карла Юнга, или “теория” Бруно Хубера, приспособившего к своим нуждам психосинтез Роберто Ассаджиоли, или специфическая, “энергетическая” тео­рия Стивена Арройо. Там много всяких сложностей и запу­танностей. И схватить за руку таких астрологов очень труд­но, поскольку гороскоп – сложная система, где для любых проблем клиента можно подыскать нужную деталь и ска­зать, что нужно делать со своей душой. Но, повторюсь, да­же ложные теории в психологии способны давать положи­тельные психотерапевтический эффект, и астропсихология в этом смысле – лишь один из примеров.

Дата: 02.07.2019