Церковь от выборов к выборам

Решетников Юрий Евгеньевич

17-18 февраля в Киеве состоялся круглый стол «Церковь и политика: от президентский выборов 2004 года к парламентским выборам 2006 года», организованный Украинской ассоциацией религиоведов, Центром религиозной информации и свободы, Международной академией свободы религии и убеждений, Международным центром права и изучения религии Школы права им. Р. Кларка при Университете Б. Янга, Отделом религиоведения Института философии им. Г. С. Сковороды НАН Украины, Институтом религиозной свободы при поддержке Международного фонда «Возрождение».

Участники круглого стола обговорили вопросы, связанные с участием Церкви (религиозных организаций) в политике (характер, место, формы участия), проанализировали участие Церквей и религиозных организаций в прошлогодних президентских выборах, затронули вопросы государственного регулирования деятельности религиозных организаций (в частности и общественно-политической).

Острота последнего вопроса была вызвана обнародованным накануне круглого стола решением Кабинета Министров об отмене Государственного комитета Украины по делам религий. Безусловно, что чрезвычайная актуальность темы была вызвана как еще свежими воспоминаниями об осенних событиях прошлого года, так и уже начатой подготовкой к наступающим (парламентским) выборам.

Это, а также состав участников, которые представили как практически все религиозные традиции Украины, в том числе, все наиболее многочисленные украинские Церкви, так и журналистская, право- и религиозная среда, обусловили динамичность и интерес мероприятия.

По мнению многих участников, данный круглый стол по этим параметрам явно выиграл по сравнению с многими другими религиозными конференциями последнего времени. Показателем было присутствие на протяжении всех двух дней работы депутатов Верховной Рады, хотя, как правило, их присутствие на прошлых конференциях ограничивалась разве что протокольным приветствием. Интерес самих участников к обсуждению был в значительной мере обусловлен тем, что они имели возможность дискуссировать на реально злободневные темы, а не только относительно теоретических материй. С другой стороны, данная конференция стала первой за последнее время, проведение которой произошло без участия Государственного комитете по делам религий, хотя его представители и присутствовали в зале.

Участники круглого стола были единодушны в том, что Майдан засвидетельствовал духовное единство людей, которые верят в Бога, поскольку на Майдане не наблюдалось какое-либо разделение на конфессии. Более того, он наглядно продемонстрировал то, что украинцы – это единый народ, независимо от национальности, места проживания или конфессиональной принадлежности. То есть в религиозном измерении Майдан засвидетельствовал настоящую поликонфессийность украинского общества. Выход христиан на Майдан был связан не столько с политикой, сколько с моралью, с отстаиванием свободы, которую каждому человеку дает Сам Господь Бог, а, следовательно, которая является неотъемлемым правом личности.

Практически все участники круглого стола акцентировали на том, что Церковь не отделена от государства, а является его частью. Поэтому она не может не реагировать на интересы своих верных, в частности и относительно земного бытия. В тоже время она и отделена от Государства, что связанно с ее специфичной миссией на земле – заботится о духовном, о спасении, о сохранении духовности и моральности в обществе, в частности политической, жизни.

Также Церковь как Тело Христа объединяет людей независимо от их политических убеждений, а, следовательно, должна оставаться вне политики, провозглашая истину, в том числе относительно моральных принципов политической жизни, призывая общество к справедливости и добру, своей проповедью способствуя более спокойному прохождению выборов, призывая верных к активной и сознательной гражданской позиции. Защищая духовность и моральность, в политической жизни Церковь должна апеллировать к ценностям, а не к личностям или политическим партиям. Будучи политически нейтральной, она не имеет права молчать, когда нарушается истина, потому что иначе она бы перечеркивала сам смысл своего существования.

В связи с этим есть мнение о том, что, если власти будут принимать законы, попирающие Закон Божий, тогда Церковь всегда будет к такой власти в оппозиции. Политическая же конъюнктура, связь Церкви с определенной политической силой будет безусловно вредить моральному и духовному авторитету Церкви, что с свою очередь приведет к падению духовности и моральности всего народа. С другой стороны, это будет создавать дополнительные трудности в развитии государственно-церковных отношений, в частности по обеспечению конституционного принципа равенства Церквей и религиозный организаций.

Участниками было отмечено, что во время всех предыдущих выборов Церковь никогда не имела большого влияния на их ход, что призывы со стороны тех или других религиозных организаций или священников своих верных относительного того, за кого необходимо голосовать, на самом деле не имели значительного влияния на позицию граждан, а в некоторых случаях даже приводили к потере данной религиозной организацией или священником авторитета в глазах прихожан. Проще говоря, люди «ногами» высказывают свое согласие или несогласие с политической позицией священника или церкви. Вместе с тем, отмечалось, что даже несогласие прихожан со священником в политических вопросах не всегда означает негативное отношение к нему в целом, влечет к разрыву духовного единства с ним или с соответствующей церковью, поскольку эта связь строится на более глубоких по сравнению с политическими основаниях.

Причиной втягивания религиозных организаций в политическую борьбу, по мнению участников круглого стола, стало предоставление государством преимуществ одной из церквей (УПЦ), что привело к определенной задолженности последней перед властью и дало возможность власти обратиться к ней для использования ее авторитета. С другой стороны, к церковному авторитету обращаются практически все политические силы, даже коммунисты. Так что на будущее звучала мысль о том, что Церковь не должна принимать от государства услуг, которые потом ей придется отрабатывать, поддерживая даже тех, кого не хочет поддерживать большая часть общества (как это случилось на последних выборах).

Круглый стол продемонстрировал то, что довольно трудно говорить о какой-то определенной политической позиции той или иной церкви во время выборов, поскольку разные священник одной церкви независимо от позиции руководства на самом деле занимали разные позиции в данных вопросах, что обусловливалось разными факторами, в частности географическими, геополитическими симпатиями и т.п. Скажем, священники, в целом правящей, УПЦ на Западе Украины, как и большинство их прихожан, поддерживали оппозиционного кандидата, в то же время для их восточных коллег часто решающую роль играла их внутренняя настроенность на более тесные отношения с Россией, обратная реакция на антимосковские упреки представителей окружения оппозиционного кандидата и т.д.

В целом, в случае УПЦ  в прошлом году мы имели официальные заявления священноначалия о невмешательстве Церкви в политические процессы, так и, с одной стороны, бешенную поддержку правящего кандидата со стороны части клириков, а с другой, часовню этой церкви на Крещатике в дни Майдана. В тоже время некоторые священники национально-ориентированных церквей, получив, видимо убедительную помощь со стороны штабов правящего кандидата, в отдельных случаях тоже становились на его сторону.

То есть простые схемы: мол, эта церковь была за Ющенко, а эта за Януковича, — не имеют ничего общего с разнообразием жизни. А разделение по политическим симпатиям в религиозной сфере есть результатом подобного разделения в целом украинском обществе. В связи с этим представители церквей призывали не распространять недостатки  отдельных священнослужителей на всю церковь, не судить всю церковь за ошибки отдельных ее верных, учитывая общую общественную атмосферу прошлого года, не возводить ошибки отдельных религиозных организаций, сделанные ими во время выбором в ранг абсолютного зла.

Поскольку Церковь должна работать на консолидацию общества, представители церквей высказались против какого-либо преследования тех религиозный организаций, которые на последних выборах поддерживали правящего кандидата, к чему призывали отдельные нецерковные деятели. Действительно, хотелось бы, чтобы этот призыв к взвешенности и объективности был услышан политиками и журналистами. К сожалению, последние остаются склонными к одному факту делать суждения о всей церкви в поисках сенсаций или исходя из своих субъективных суждений, о чем также шла речь во время круглого стола, в частности о проблеме наличия двойных стандартов в освещении деятельности тех или иных религиозных организаций. Скажем, если последователь какой-то новой для Украины или так называемого «нетрадиционного» религиозного течения покончит жизнь самоубийством, внимание будет скорее всего акцентироваться на его религиозной принадлежности. У читателя таким образом будет формироваться мнение о том, что именно данная принадлежность и привела к самоубийству. В то же время, если самоубийца принадлежал к какой-либо из традиционных церквей, его религиозная принадлежность вряд ли заинтересует журналистов.

Что касается возможности священнослужителей заниматься активной политической деятельностью или претендовать на место в представительных органах власти, то представители большинства традиционных, а значит и более влиятельных, церквей (в том числе протестантских) заняли довольно сдержанную позицию по этому поводу. В тоже время представители неопротестантских образований продемонстрировали большой радикализм в этом отношении, практически заявив о том, что считают целесообразным приход своих представителей, в том числе священнослужителей, в Верховную Раду в следующем году.

Отметим, что представители постоянных протестантских течений подчеркнули опасности симбиоза церкви и государства, что наглядно видно из истории. Скажем, что господствующий статус Православной церкви в Российской империи не только не способствовал духовному, моральному или социальному подъему империи, не сохранил от уничтожения в огне революции, но и вел к практическому отсутствию в империи свободы совести, массовому преследованию инакомыслящих верующих, в том числе предшественников современных украинских неопротестантов. Видимо, все же желательно руководствоваться не только определенной эйфорией, но хотя бы немного учить уроки истории, чтобы не наступать на те же грабли.

Определенным итогом обсуждения указанных вопросов можно считать согласие большинства участников относительно целесообразности сохранения в законодательстве содержания статьи 5 Закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях» о запрете участия религиозных организаций в политической деятельности. Вместе с тем отмечалась необходимость более четкой правовой регламентации вопроса участия Церкви в политической жизни. Скажем, Закон не допускает участия религиозных организаций в политическом процессе, одновременно предоставляя такое право священнослужителям как гражданам страны.

Но возникает вполне закономерный вопрос: каким образом отделить священнослужителя как гражданина от него как представителя той или иной церкви или религиозной организации? Ведь христианин не может быть христианином только лишь в храме и нерелигиозной личностью вне храма, тоже самое и священник не может быть священником только лишь в храме и светским лицом вне храма. Пока он остается священником, он является представителей церкви.

Анализируя опыт участия не только сугубо религиозных организаций в общественно-политический процессах, но и общественных организациях, созданных по религиозным принципам (скажем, Союз православных братств), делалось замечание, что Церковь объединяет не только клир, но и мирян, а следовательно, руководители церкви должны отвечать и за деятельность общественных организаций мирян.

Отметим, что это касается не только политики, но и, скажем, вопросов свободы совести, поскольку нетолерантные по отношению к другим религиозным организациям проявления часто допускаются именно соответствующим общественными организациями, которые формально не входят в церковные структуры, но являются созданными верными соответствующей церкви (вспомним «антисектантскую» деятельность запорожского «Диалога», активность православных общественных организаций накануне визита в Украину Папы Римского и т.п.)Большинство выступающих высказались за необходимость определенного государственного учреждения по религиозным вопросам, которое должно выполнять ряд функций современного государственного комитета по делам религий в случае ликвидации последнего.

Отмечалось, что в условиях сложной религиозной ситуации в Украине, отсутствие государственного контроля может привести к религиозным конфликтам, нарушению равенства религиозных организаций, региональных особенностей правоприменения.

Звучало предложение, что вопрос Госкомитета должен был быть предварительно обсужден на заседании Всеукраинского совета церквей и религиозных организаций. Правда, не совсем понятно, как это было бы связана с отделением церкви от государства, а с другой стороны, кажется это было бы не совсем корректно учитывая существование самой ВСЦ именно при Госкомитете.

Отметим, что по мнению отдельных представителей церквей достаточно ограничиться консультативно-совещательным органом из представителей церквей при Президенте Украины, правительстве и т.д. Но учитывая неоднозначные отношения церквей между собой, а тем более их отношение к представителям других религиозных традиций вряд ли это будет способствовать консолидации украинского общества. Скажем, представители иудейский и мусульманских организаций отметили отсутствие иудеев и мусульман во время торжественного мероприятия в Софии Киевской 24 января, где присутствовали представители исключительно христианских церквей.

За круглым столом звучало много интересных мыслей, которые было бы полезно услышать государственным деятелям и не только. Например, «если партия декларирует поддержку конфессии, это не означает, что эта конфессия поддерживает партию» или «между политическими партиями, которые декларируют свое отношение к религии, существует больше противоречий, чем между религиозными организациями,  к которым они апеллируют».  И, напоследок, хочется процитировать епископа В. Широкорадюка: «Если Церковь становится хорошей  политической силой, она перестает быть хорошей Церковью».

Надеемся, что данный круглый стол не станет одиночной акцией, ведь вопросы, поднятые на нем, имеют чрезвычайную общественную значимость, а, следовательно, их обсуждение должно быть продолжено. По крайнем мере, со стороны организаторов было озвучено желание провести аналогичное мероприятие в мае. Вместе с тем, безусловно, что данные вопросы, учитывая их актуальность, в частности, в контексте подготовки к выборам следующего года, станут предметом обсуждения и на других нынешних конференциях, будут так или иначе присутствовать в интервью религиозных и политических деятелей и т.д.

 

 

Дата: 14.03.2006