Астрология в зеркале статистики

Содержание материала

Статистические исследовании Мищеля Гоклена

Наиболее масштабная проверка астрологических схем была проделана французским исследователем феномена астрологии Мишелем Гокленом. Его работы заслуживают совершенно отдельного рассмотрения, поскольку в данном случае автор начинал как убежденный астролог и собрал огромную статистику, которая, однако, в конечном счете опровергла многие схемы классической астрологии. В итоге Гоклен разочаровался в астрологии в том виде, в котором она существует и вообще предпочитал называть себя не астрологом, а космобиологом.

Гоклен увлекался астрологией с детства. Затем он поступил в самый известный французский университет - Сорбонну, где изучал психологию и статистику. После окончания Сорбонны Гоклен задался целью обосновать астрологию при помощи статистики. На свои средства Гоклен вместе со своей супругой Франсуазой организовал лабораторию для проверки астрологических схем. Он вкладывал в проект собственные деньги, а потом получал на ее нужды частные пожертвования.

Для широкой публики свои результаты Гоклен (Gauquelin M.) представил в целой серии книг, среди которых наиболее известны книги “Космические часы” (“The Cosmic Clocks”) (1967) и “Мечты и иллюзии астрологии” (“Dreams and Illusions of Astrology”) (1979). В целом они в значительной мере дублируют друг друга, поэтому вполне адекватно ознакомиться с результатами Гоклена можно при помощи одной из его книг – “Досье космических влияний” (М., 1996), которая была переведена у нас. Желающие могут также ознакомиться с существующей в Рунете книгой Гоклена “Космические часы” (на английском языке) (www.notebookes.ru/6313-the-cosmic-clocks.html).

Сжатое представление о результатах Гоклена можно получить также благодаря тексту Ганса Эйзенка (Айзенка) “Исследования Мишеля Гоклена”. Этот глава из уже упоминаемой выше книги Ганса Айзенка и Дэвида Найэса “Астрология: Наука или суеверие?” (“Astrology: Science or Superstition”) (1982). Данная глава присутствует в Рунете (Эйзенк Г. Исследования Мишеля Гоклена//http://asyrologic. ru/lidrary/Eysenck.htm).

Свою книгу “Мечты и иллюзии астрологии” Гоклен назвал именно так совсем не случайно. Дело в том, что в результате своих статистических исследований Гоклен обнаружил несостоятельность схем классической астрологии. Я имею в виду спекуляции относительно связи знаков Зодиаков с характером, а также идею аспектов - влияния углов между планетами в зодиакальном круге на характер человека. Астрологи нередко ссылаются на исследования Гоклена, но они почему-то совершенно забывают о том, что его исследования опровергают традиционные астрологические схемы.

И все же Гоклен получил некоторые результаты, которые так или иначе работоют на астрологию, поэтому ниже я остановлюсь именно на этом интересном и интригующем моменте.

Влияние знаков Зодиака и аспектов отсутствовало, но было обнаружено влияние положения некоторых планет в момент рождения на выбор профессии. Если говорить точнее, то у представителей некоторых профессий в момент рождения определенные планеты чаще находились в двух секторах небесной сферы, а именно сразу после точки восхода на горизонте и после точки зенита.

Свои исследования Гоклен начал с изучения гороскопов 576 французских академиков от медицины. При этом оказалось, что в двух указанных секторах неба чаще, чем обычно обнаруживался Марс или Сатурн. Анализ еще одной группы, составленной из 508 академиков, подтвердил эти результаты (Гоклен М. Досье космических влияний. М., 1998, с. 53).

Это дало стимул для серии трудоемких исследований архивов пяти стран - Франции, Италии, Федеративной Республике Германии, Бельгии и Нидерландов. Всего Гокленом было изучено 27 тыс. дат, из них 16 тыс. принадлежали известным личностям, а 11 тыс. - личностям малоизвестным. Эти лица родились в промежутке между 1794 и 1945 годами, однако большая их часть родилась во второй половине XIX или в начале XX века. Все исследованные гороскопы были разбиты по профессиональным категориям. В книге “Досье космических влияний” Гоклен излагает свои результаты в виде картинки (Там же, с. 69), которую я привожу ниже:

Рис. 1. Влияние положения планет на выбор профессии. Знак “+” свидетельствует о том, что лица, выбравшие указанные профессии, тяготеют к появлению соответствующих планет в области восхода или зенита. Знак “-” свидетельствует о том, что лица, выбравшие указанные профессии, склонны реже рождаться при появлении соответствующих планет в указанных областях небесной сферы (Гоклен М. Досье космических влияний. М., 1998, с. 69).

Ниже я кратко перескажу этот рисунок. Оказались, что у представителей разных профессий разные планеты имели тенденцию находиться либо в секторе, следующим за точкой восхода - асцендентом, либо за зенитом. У разных профессий обнаруживалась также тенденция к меньшей частоте появления разных планет в двух указанных секторах неба.

Итак, конкретные результаты: у писателей в двух указанных положениях на небе чаще появлялась Луна, у политиков - Луна и Юпитер, у актеров и журналистов - Юпитер. У военных - Юпитер и Марс, у спортсменов и менеджеров - Марс, у медиков - Марс и Сатурн, у ученых - Сатурн. При этом у ученых в двух указанных местах неба реже появлялся Юпитер, у спортсменов и военных в этих положениях реже появлялась Луна, у музыкантов - Марс, у журналистов и писателей - Марс и Сатурн.

Таким образом, у ряда профессий обнаруживалось влияние Луны, Марса, Юпитера и Сатурна, но почему-то не наблюдалось влияния Венеры, Меркурия, Урана, Нептуна, Плутона и Солнца.

Особо также подчеркну, что присутствие в нужном месте тех или иных планет само по себе еще не гарантирует выбор человеком той или иной профессии. Влияние соответствующей планеты носит вероятностный характер. В связи с этим приведу распределение Марса по секторам небесной сферы у спортсменов:

Рис. 2. Жирная черта – распределение Марса по секторам небесной сферы в момент рождения у 2068 спортсменов-чемпионов. Пунктирная черта – распределение Марса по секторам небесной сферы в момент рождения у 717 посредственных спортсменов (Гоклен М. Досье космических влияний. М., 1998, с. 67).

Замечу также, что в контрольной группе, составленной из посредственных представителей тех же профессий, “эффект планет” почему-то отсутствовал. Гоклен особо занимался этим вопросом. Он, в частности, исследовал две выборки спортсменов - одна из них отличалась “железным” характером, другая была ординарна. Оказалось, что “эффект Марса” существовал только для волевых спортсменов (рис. 2).

Гоклен обнаружил также еще один эффект - он давно был очарован идеей Иоганна Кеплера о том, что дети наследуют определенные детали гороскопа родителей. Идею астрологической наследственности развивали также другие лица, это,в частности, уже упоминаемый выше астролог Поль Шуаснар. Кроме того, соображения Шуаснара якобы подтвердил другой известный астролог-статистик - Карл Эрнст Крафт. “Астрологической генетикой” занимались потом еще некоторые другие лица. В российской литературе в этом смысле примером может служить книга Александра Солодухина “Астрология и наследственность” (М., 2004).

Гоклен попытался проверить соображения авторов, занимавшихся “астрологической генетикой”. В связи с этим он изучил гороскопы 15 тыс. пар и их детей. Оказалось, что представления об астрологической наследственности, которые разделяли Кеплер, Шуаснар и Крафт, несостоятельны, тем не менее, некоторые элементы гороскопа все же наследуются - это “эффекты планет”, обнаруженные самим Гокленом.

Имеется в виду следующее - если родители родились при восхождении Марса или прохождении им зенита, велика вероятность того, что под таким же положением планет родится ребенок. При этом, если оба родителя появились под одной планетой, сила наследственного эффекта якобы удваивалась. Кроме того, вроде бы оказалось, что эффект наследственности был обнаружен не только для Марса, Юпитера, Луны и Сатурна, но также для Венеры.

Почему же планеты занимали такое место в гороскопах выдающихся представителей разных профессий? Гоклен был весьма далек от астрологической мистики. Он полагал, что планеты просто возмущают магнитное поле Земли, и это становится сигналом, ускоряющим рождение людей определенных генетических типов. Проблема, однако, состоит в том, что магнитные возмущения, создаваемые планетами, ничтожны, и объяснить эффекты, обнаруженные Гокленом при помощи предложенного механизма, очень трудно. И совершенно непонятно, почему, например, положение Солнца, Венеры и Меркурия при этом никакого значения не имело? Словом, Гоклен предложил в качестве объяснения весьма сомнительный механизм.

Дело, однако, в том, что “эффекты планет” были обнаружены, и они оказались статистически достоверными. И это требует отдельного рассмотрения.

Но что можно сказать относительно “эффектов планет”, которые были обнаружены Гокленом? Его работы несколько раз подвергались проверкам. Более того, Гоклен сам добивался этого. Так, в 1955 году Гоклен отправил свою первую книгу астроному Парижской обсерватории Полю Коудерку, гарвардскому астроному Барту Боку, занимающемуся критикой астрологии, и в бельгийский Комитет по исследованию паранормальных явлений, известный так же, как Комитет Пара.

Проверялись или нет результаты Гоклена американскими скептиками в тот период, не вполне понятно, а вот хронология злоключений с бельгийским Комитетом Пара неплохо расписаны в книге Гоклена “Досье космических влияний” (М., 1996), а также в статье Ганса Эйзенка (Ганса Айзенка) “Исследования Мишеля Гоклена” (http://asyrologic.ru/library/Eysenck.htm).

Сначала Гоклену был прислан ответ, в котором заявлялось об априорной невозможности влияния планет на человека, и понадобилась смена поколений в Комитете Пара, прежде чем была организована реальная проверка результатов Гоклена. Это случилось около 1961 года, Гоклена пригласили в Брюссель, где он доложил о своих результатах. Еще через несколько лет - в 1967 году - Комитет Пара получил доступ к статистике и провел собственное исследование-проверку, в ходе которого изучалось положение планет в момент рождения у 535 чемпионов Бельгии и Франции (Гоклен М. Досье космических влияний. М., 1998, с. 335).

При этом на роль независимого эксперта был приглашен Марвин Зелен - профессор биостатистики Гарвардского университета. Результат исследования оказался таким же, как у Гоклена, - у выдающихся спортсменов Марс в момент рождения чаще находился сразу после восхода или сразу после прохождения зенита. Однако Комитет Пара не торопился встать на сторону Гоклена. Наверное, бельгийские ученые оказались бы сговорчивее, но был совершенно непонятен механизм влияния планет на человека - все это откровенно попахивало мистикой. В конце концов, дискуссия между Комитетом Пара и Гокленом уперлась в проблему возможных методических дефектов исследования. Тем не менее, несколько лет спустя Комитет все же опубликовал результаты в журнале Nouvelles Breves (1976, vol. 43, p. 327-343).

Позднее Комитет Пара вместе с американским журналом “Гуманист” и Американским комитетом по сверхъестественным явлениям предпринял еще одну проверку “эффекта Марса”, на этот раз на примере американских спортсменов. Однако, как утверждает Айзенк, это исследование столкнулось с трудностями - большая часть штатов отказалась предоставить сведения о выдающихся спортсменах, и в результате были получены данные только по 128 чемпионам. Поэтому выборка была разбавлена спортсменами не очень выдающимися. Общий объем выборки при этом составил 408 человек, и никакого “эффекта Марса” при этом обнаружено не было. Однако то, что в выборку попали, так сказать, посредственности, стало поводом для того, чтобы предъявить этим результатам претензии (Эйзенк Г. Исследования Мишеля Гокленa//http://asyrologicru/library/Eysenck.htm).

Кроме того, насколько можно понять из статьи Джеффри Дина, “эффект Марса” пыталась проверить группа французских скептиков, которые собрали данные по 1066 спортсменам. И там, как и с Комитетом Пара, тоже была какая-то нехорошая история с сокрытием результатов (Dean G. The Gauquelin work. 2. Opinion, Artifacts, Puzzles//www.rudolfssmith.nl/g-arti2.htm).

Попытки проверить результаты Гоклена предпринимались также некоторыми астрологами. В связи с этим упоминают, в частности, очень известного британского астролога Джона Эдди и канадского астролога Теодора Ландштайдта. В частности, Ландштайдт якобы обнаружил тенденцию к присутствию в определенных точках небесной сферы планет, с которыми у Гоклена ничего не получилось, а именно Солнца, Меркурия, Урана, Нептуна и Плутона (Тищенко B.H. От Чижевского до Гоклена. Восхождение aстpологии//www.astro-academia.ru/knigi_statii/tish_geklen. Htm).

В связи с этим замечу, что Гоклен годами собирал свою статистику, а тут все было подтверждено очень и очень быстро. И потому я сильно подозреваю, что упомянутая выше работа явно не опирались на большую статистику и является очередной астрологической фальсификацией.

В Интернете мне попалось также упоминание о работе, сделанной Генри Делбоем, который изучил гороскопы 524 французских политиков и муниципальных служащих. При этом он якобы в чем-то дополнил выводы Гоклена (http://perso.club-internet.fr/hdelboy/nv_rech1.htm). Однако эта работа явно недотягивает до масштабов исследования Гоклена – пятьсот с небольшим гороскопов в данном случае слишком мало.

Замечу также, что есть также работы астрологов, в которых результаты Гоклена не подтверждаются. В частности, отечественный астролог Альберт Тимашев разместил на форуме портала ”Русская Профессиональная Астрология” свой пост со статьей, в которой было проанализировано положение планет в момент рождения у писателей. При этом объем выборки вполне приличен - 2353 случая, и никакого влияния Луны в гороскопах писателей обнаружено не было. В результате автор приходит к выводу, что “эффекты планет” Гоклена являются артефактом методов статистической обработки данных (www.astrologer.ru/netforum/message.cgi?id=5418&arc=18).

Добавлю к этому еще один штрих - согласно астрологическим слухам в 1991 году Гоклен сжег все свои материалы и покончил жизнь самоубийством. Некоторые интерпретируют этот факт в том смысле, что он в конце концов разочаровался в своих исследованиях.

Проверялись ли данные относительно “эффектов планет” Гоклена кем-то еще, мне неизвестно. И, кажется, они до сих пор висят в воздухе - для того, чтобы перепроверить их, нужно собрать слишком обширную статистику, а это трудная, неблагодарная и плохооплачивая работа. Тем не менее, если вы скептик, вовсе не обязательно считать результаты Гоклена фальсификацией.

В принципе, они могли быть результатом неадекватных методов статистической обработки данных. Однако против такой гипотезы работают некоторые факты. В связи с этим упомяну об истории контактов Гоклена с известным французским статистиком Жаном Портом, директором Национального института статистики и демографии. Ознакомившись с первой книгой Гоклена, он высказал ряд претензий к методике, использованной Гокленом. Однако в дальнейшем Порт признал, что в принципе методика Гоклена была адекватна задаче, которую тот решал. Порт даже написал потом предисловие к одной из книг Гоклена, вызвав тем самым некоторый шок в стане скептиков (Гоклен М. Досье космических влияний. М., 1998, с. 339).

Упомяну также о том, что специалист по статистике Марвин Зелен, сотрудничавший с Комитетом Пара, также признал, что методика Гоклена вполне корректна. Его письмо по этому поводу было даже опубликовано в таком известном органе скептиков, как “Skeptical Inquirer” (1983). Но все это еще не означает того, что методы статистической обработки, использованные Гокленом являются до конца адекватными.

Но в принципе дело может состоять совсем в другом. Владимир Сурдини в книге “Астрология и наука” (Фрязи-но, 2007, с. 28) приводит мнение американского скептика Гарри Голдберга. Он утверждает, что в период, охваченный исследованиями Гоклена, момент рождения регистрировался со слов родителей, а они могли сообщать время рождения благоприятное для профессии, которую они уготовили для своих чад. Действительно, насколько можно понять из самих работ Гоклена, “эффект планет” наблюдался лишь для лиц, родившихся где-то до середины XX века. Позднее, как правило, время рождения детей фиксировали уже не родители, а врачи.

Сама возможность того, что дата рождения фиксировалась со слов родителей, могла создавать “эффект планет”. Чисто теоретически можно предполагать, что родители могли подгонять запись о рождении ребенка под нужное расположение планет. Эту гипотезу пытается обосновать бывший астролог Джеффри Дин.

Прежде всего, Дин обращает внимание на то, что в самих данных, которые приводит Гоклен, заметна одна странная вещь - даты рождений там сдвинуты в дневную часть суток. В принципе это может быть результатом естественной неравномерности в частоте рождений. И кто знает, может быть, рождения вообще чаще происходят днем, чем ночью. Однако Дин полагает, что причина в другом - родители были сами склонны сдвигать время рождения ребенка при фиксировании этого времени в документах в дневную часть суток. Причина этого может заключаться в суеверном отношении к времени рождения ребенка.

Дин в связи с этим обращает внимание на то, что родители избегают регистрировать дату рождения своих чад, если она приходится на 13 число каждого месяца - они предпочитают менять дату рождения так, чтобы избегнуть неприятного числа. Кроме того, нередко в документах дату рождения детей сдвигают с 31 декабря на 1 января. С другой стороны замечено желание сдвинуть день рождения детей в документах на благоприятные дни, например, на день Святого Валентина - 14 февраля. Кроме того, Дин ссылается на работу Шутберта Эретеля, который, исследовав даты рождения 884 французских священников и 1506 бельгийских монахов-бенедектинцев, показал, что среди этих дат достоверно чаще встречаются дни церковных праздников.

Существуют также факты прямого влияния астрологических предрассудков на дату рождения, зафиксированную в документах. Это, в частности, касается восточной астрологии. Дело в том, что согласно китайской астрологии девочки, родившиеся в год Огненной Лошади, неудачливы в браке и даже склонны к убийству своего супруга. Поэтому год рождения таких девочек нередко изменяется, чтобы это не стало препятствием для замужества. Но тогда ничего не мешает предположить, что астрологические предрассудки могли вмешиваться в процесс фиксирования времени рождения детей также на Западе.

Стандартным аргументом против того, что “эффект планет” мог инспирироваться родителями, является то, что они едва ли могли быть хорошо знакомы с астрологическими схемами. Однако Дин ссылается на то, что астрологические альманахи были весьма распространены в период, соответствующий исследованиям Гоклена. В связи с этим опять же чисто теоретически можно предположить, что родители подгоняли время рождения своих детей к восходу или зениту той или иной планеты. Планетарная наследственность, обнаруженная Гокленом, при этом могла соответствовать стремлению родителей создавать профессиональные династии (Dean G. The Gauquelin work. 2. Opinion, Artifacts, Puzzles//www.rudolfssmith.nl/g-arti2.htm).

Может показаться странным то, что родители пытались программировать судьбу своих детей путем фиксации неправильного времени рождения, и все же подобное суеверное отношение к дате, зафиксированной в документе, как свидетельствует сказанному выше, имеет место. Скажем, избегание цифры 13 при фиксации даты рождения - это объективно зафиксированный факт, а потому ничто не мешает предположить, что родители могли нужным образом подгонять время рождения своих детей.

Эта гипотеза, однако, сталкивается с некоторыми затруднениями. Скажем, почему Солнце, Венера и Меркурий, Нептун, Уран и Плутон согласно данным Гоклена никак не влияли на выбор профессии? Не совсем понятно и то, почему “эффект планет” наблюдался только для выдающихся представителей профессий? Кроме того, вообще кажется странным то, что родители уже в момент рождения пытались предопределить профессиональную судьбу своего ребенка. А еще непонятно, почему родители пользовались явно нетрадиционными для астрологии схемам. Словом, здесь нужны некие дополнительные исследования по проверке результатов Гоклена, однако никто, насколько я понимаю, больше этим не занимается.

У Вас недостаточно прав для комментирования