Новости

РЕАЛИС

Христианский центр Реалис- это исследовательский и образовательный центр, предназначенный для обучения христианских лидеров и специалистов христианского служения, а также для осуществления проектов по обеспечению эффективной коммуникации христианских идей в современном обществе.

Конечная цель или миссия центра Реалис состоит в том, чтобы помочь людям увидеть реальность присутствия Христа в повседневной жизни. Для решения этой задачи мы сосредотачиваем свои усилия на двух направлениях:

Подробнее: РЕАЛИС

  • Богословие и межкультурные исследования

  • Социально-политическая этика и теология

  • Христианское консультирование и капелланское служение

  • Эта программа магистерского уровня посвящена изучению аспектов культуры общества через призму богословия. Она даёт понимание того, как знание культурных особенностей каждой социальной группы людей помогает эффективному возвещению Евангелия этим людям. Программа предназначена, прежде всего, для пасторов, миссионеров и руководителей церковных молодёжных служений.

    подробнее...
  • Эта программа является совместной программой ХЦ “Реалис” и Национального педагогического университета им. М. П. Драгоманова. После успешного выполнения всех требований программы и прохождения нормативных дисциплин унивеситета по специальности “Религиоведение”, выпускнику будет присвоена степень магистра и выдан диплом государственного образца, а также сертификат ХЦ “Реалис”: “Социально-политическая этика и теология”.

    подробнее...
  • Эта программа является совместной программой ХЦ “Реалис” и Национального педагогического университета им. М. П. Драгоманова. После успешного выполнения всех требований программы и прохождения нормативных дисциплин унивеситета по специальности “Религиоведение”, выпускнику будет присвоена степень магистра и выдан диплом государственного образца, а также сертификат ХЦ “Реалис”: “Христианское консультирование и капелланское служение в кризисных ситуациях”

    подробнее...

Проблема клонирования: христианский взгляд

Содержание материала

В 1997 году в прессе появилось сенсационное сообщение о том, что группе ученых из Рослинского института в Шотландии под руководством Яна Уилмута удалось наконец осуществить клонирование взрослого млекопитающего. Рождение клонированной овечки Долли стало самой крупной научной сенсацией года. Однако тот ажиотаж в прессе, которым сопровождалось это обсуждение этого сообщения, был связан не столько с победой науки, сколько с ясным пониманием обстоятельства того, что мы вплотную приблизились к возможности клонирования человека. Именно гуманитарное, этическое измерение проблемы клонирования, бывшее ранее уделом научно-фантастических романов, оказалось предметом дебатов в прессе и в обществе.

.

С момента рождения овечки Долли прошло уже почти десять лет, и это дает основания подвести некоторый итог дискуссии. Действительно ли мы готовы к решению проблемы клонирования человека? И как это соотносится с принципами христианской этики? Однако прежде чем попытаться обсудить эти вопросы следует хотя бы кратко остановиться на биологической стороне проблемы.

Клон - это организм генетически идентичный другому организму. Само по себе это явление широко распространено в природе, и в этом смысле мы не создаем в своих лабораториях ничего особо нового. Растения, размножающиеся при помощи почкования, по сути производят клонов. То же самое можно сказать и о многих видах насекомых, размножающихся при помощи партеногенеза, то есть бесполым путем. Естественные клоны регулярно возникают также у человека – это однояйцевые близнецы, появляющиеся в результате спонтанного деления зиготы, - оплодотворенной яйцеклетки. Эксплуатируя такого рода эффект можно в принципе получать искусственные человеческие клоны. Для этого достаточно брать клетки, возникающие при делении зиготы, и давать их вынашивать другим женщинам. До некоторых пределов деления зиготы делать это возможно.

При создании овечки Долии использовалась, однако, совершенно иная методика - была взята оплодотворенная яйцеклетка от одной овцы, ее ядро, содержащее генетический материал, было уничтожено, а на его место было помещено ядро из взрослой клетки молочной железы другой овцы. Затем созданная при помощи такой процедуры искусственная яйцеклетка была помещена в матку третьей овцы и выношена ею до момента рождения. В результате на свет появилась овечка Долли. Повторив такой эксперимент множество раз, можно в принципе получить неограниченное число клонов.

Эксперименты по клонированию проводились и ранее, но для этого использовались ядра эмбриональных, неспециализированных клеток. Делать это было гораздо легче, чем с ядрами клеток уже сформировавшихся тканей. Такого сорта эксперименты проводились еще в 40-е годы в Советском Союзе Георгием Лопашовым. После печально известной сессии ВАСХНИЛ 1949 года, где окончательно было закреплено господство лысенкоизма, эти работы были прекращены. Они были успешно начаты на Западе лишь в 50-е годы. В дальнейшем Джоном Гердоном методика была существенно усовершенствована и в яйцеклетку стали помещать уже ядра не эмбриональных, а специализированных клеток, однако сенсации эти эксперименты все же не вызвали, возможно, потому, что объектом исследования были лягушки, а не млекопитающие.

Клонирование приобретает особый смысл лишь в том случае, когда организм уже зарекомендовал себя, например, если он обнаружил свои выдающиеся качества животного-рекордсмена или если, будучи человеком, проявил себя в качестве гения, например, в науке или в искусстве. Видимо поэтому рождение овечки Долли – млекопитающего - стало предметом столь обширных дебатов, ученым наконец-то удалось преодолеть природный барьер - генетический материал для клонирования был взят из тканей взрослого животного, причем не лягушки, а млекопитающего. Вскоре в различных лабораториях были изготовлены клоны других животных - коров, кроликов, мышей и свиней. Кое-кто заявил также о своей готовности создать клон человека. Едва ли сегодня подобные проекты состоятельны - клонирование до сих пор наталкивается на ощутимые биологические барьеры. Тем не менее, вполне возможно, что и они будут преодолены, если, конечно, эксперименты в этой области будут продолжены. Поэтому уже сегодня следует всерьез задуматься над этическими аспектами клонирования.

Почти все теологи относятся к возможности клонирования человека очень плохо. Некоторые из них считают безнравственными даже эксперименты по клонированию животных, обнаруживая в такого рода опытах опасное вмешательство человека в природу живых организмов, созданных Богом. В какой мере состоятельны такого сорта теологические опасения? Очень трудно однозначно ответить на этот вопрос.

Уже в Книге Бытие Бог дает повеление человеку “владычествовать” над природой (Быт. 1: 26). Очевидно, однако, что господство и самоволие - разные вещи. Но где провести точную границу, которую переходить уже нельзя? Человек с давних времен занимается выведением различных пород животных. Едва ли сегодня кто-то видит в такой практике что-то противоестественное, между тем очевидно, что и она требует определенного насилия над природой. Все же думается, что настороженность некоторых теологов по отношению к экспериментам по клонированию животных чрезмерна. Между тем, если вдруг удастся решить ряд сложных методических проблем, клонирование животных может стать успешной биотехнологией, которая позволит размножать редкие или полезные нам виды. В частности можно будет копировать уникальных животных-рекордсменов, например, коров, дающих необычайно большое количество молока. Такого рода качества часто обусловлены уникальным сочетанием генов, которые при скрещивании распадаются. Мы постоянно теряем подобные уникальные генотипы, клонирование позволило бы их сохранить. Можно было бы использовать клонирование также для размножения редких, вымирающих видов. Целый ряд церквей относятся к перспективе клонирования животных без особых эмоций, и с подобной оценкой, думаю, можно согласиться.

Что же касается клонирования человека, то здесь помимо биологических препятствий мы сталкиваемся с целым набором этических, религиозных и юридических проблем. Некоторые из них ставят клонирование человека за грань допустимого, другие носят откровенно надуманный характер, созданный воображением прессы.

Теологическое возражение общего характера – это неприязнь к технократическому переустройству мира вообще и манипуляциям биологическими процессами человека в частности. Православный автор Ирина Силуянова оценивает утопические проекты клонирования как болезнь человека, “одержимого верой в свое конструирование мира и по его, человека, разуму” (Силуянова И. Пародия на бессмертие//Новый мир, 1999, № 4).

Мы считаем, что человек радикально отличается от животных, и то, что допустимо с ними, может быть совершенно неприемлемым в отношении человека. В самом деле, не будет ли клонирование таким глубоким нарушением биологии человека, все аспекты которого мы даже не в силах будем осознать? К сожалению, это такой вопрос и он так поставлен, что на него вообще непонятно как отвечать. Вообще говоря, мы живем целиком в искусственном мире, технологии вмешиваются во все наши действия, вернее мы сами постоянно привлекаем их к нашей жизни. Это касается в том числе вопросов, связанных с биологией человека, и тут очень трудно ощутить грань, за которую уже нельзя выходить, переступание которой откровенно нарушает идентичность, природу человека. Стоит в связи с этим напомнить о том, что некоторые священники и целые секты считают безнравственным делом даже пересадку органов и переливание крови.

Иногда высказываются опасения, что клонирование со временем потеснит нормальный способ размножения. На самом деле клонирование, если даже оно вдруг станет доступной и легальной процедурой, никогда не сможет конкурировать с половым размножением. В свое время шли бурные дебаты вокруг проблемы искусственного осемения. Высказывались также опасения, что такого рода практика получит широкое распространение и создаст множество проблем, разрушит привычный уклад жизни, вызовет разнообразные нарушения в половых отношениях. Однако опыт последних десятилетий показал, что, несмотря на существование реальной, хотя и дорогостоящей возможности, подавляющее большинство предпочитает размножаться обычным способом. Искусственное осеменение – несимпатичная процедура, так же как почти все, связанное с человеческой физиологией, но некие проблемы она позволяет решить, хотя создает при этом иные проблемы. Однако в случае с клонированием мы в самом деле имеем дело со слишком уж радикальной биотехнологией, вторгающейся в основы самого способа воспроизводства человека. Это куда радикальнее искусственного осеменения. Мнение церквей по вопросу клонирования человека единодушное, даже многим светским людям кажется, что такой тип размножения – очень уж извращенная процедура. Но понятное неприятие подобного глубокого вторжения в биологию человека стоит все же отделять от подозрений к технологиям и биотехнологиям вообще.

Среди некоторых православных коллег, к сожалению, присутствует какой-то апокалиптический ужас перед технологиями. Хотя официальная позиция Русской Православной Церкви по этому вопросу совершенно разумна, некоторые теологи открыто осуждают технику как таковую, причем делают это довольно известные лица, скажем, философ Татьяна Горичева и профессор Московской Духовной Академии Николай Гаврюшин. Эта настороженность по отношению к технологическому прогрессу отчасти можно вполне понять. Я бы проиллюстрировал его в применении к нашему вопросу фрагментом из “Двадцать первого путешествия Ийона Тихого” Станислава Лема. В нем описывается прибытие легендарного героя на планету под названием Дихтония, далеко ушедшую вперед. На планете когда-то существовала некая религия, она существовала более-менее беспроблемно до тех пор пока не грянули две “биотические революции”, вызванные рождением новых биотехнологий. Распространилось клонирование - своего рода “биотехника непорочного зачатия”. Стало возможным вынашивание плода вне матки – “эктогенез”, а также иные диковинные манипуляции с телом. Дело дошло гораздо дальше изготовления вставных челюстей и силиконовых протезов. Место пластической хирургии заняло очень глубокое внедрение в геном человека. Оказалось возможным вообще менять направление онтогенеза - развития, скажем, делать из человеческого эмбриона обезьяну и другие подобные ужасы.

Некоторые девушки стали выращивать губки сердечком, юноши обзавелись бородами не только спереди, но также по бокам и сзади, а также украсили себя двойной зубастостью, вообще возникла мода на разнообразные “телесные изыски”. Появились экзотичные движения по изменению тела, например, “разливанцы”, пытавшиеся упразднить скелет. Вообще были сфабрикованы новые органы, скажем, гульбоны и шлямсии. Прежние гастрономические и сексуальные утехи по сравнению с гульбонством и шлямсованием было чем-то в роде ковыряния в носу. Образ Божий или по меньшей мере ее телесная составляющая все более и более размывались новыми биотехнологиями. Дела зашли настолько далеко, что пришлось даже ввести на некоторое время диктатуру для унификации человеческого тела, чтобы как-то ограничить телесную анархию. Там в рассказе еще много всяких ужасов, связанных с безудержным прогрессом, но сейчас мы имеем дело все же с более реальными проблемами, вызванными перспективами клонирования. Именно их, а не абстрактные страхи перед технологиями и прогрессом имеет смысл обсудить.

У Вас недостаточно прав для комментирования

Новые программы христианского центра “Реалис”

Программы ХЦ “Реалис” разработаны в соответствии с западными стандартами высшего образования (postgraduate education) принятыми в семинариях и университетах. Так, например, программа “Христианское консультирование (психотерапия) и капелланское служение в кризисных ситуациях” разработана в соответствии стандартам западных программ в сфере христианского консультирования в области психического здоровья (mental health).

Основные курсы программ Реалиса читаются лучшими западными преподавателями. Среди преподавателей наших программ – профессоры Богословской семинарии “Альянс”, Международного университета “Тринити”, Денверской теологической семинарии, Баптистской теологической семинарии “Голден Гейт”, Университета “Акадия”, Питсбургской теологической семинарии и других ведущих христианских учебных заведений.

В программе “Социально-политическая этика и теология” предусмотрена возможность получить практическое обучение в области ведения переговоров и посредничестве при разрешении конфликтов от Института Штрауса (Пеппердинский университет), первый по рейтингу в США среди институтов, проводящих подобное обучение.

В программе “Христианское консультирование и капелланское служение в кризисных ситуациях” предусмотрена практика и возможность получения индивидуального консультирования.

После успешного выполнения всех требований программы “Социально-политическая этика и теология” и прохождения нормативных дисциплин унивеситета по специальности “Религиоведение”, выпускникам будет выдан сертификат ХЦ “Реалис” и присвоена степень магистра, а также выдан диплом государственного образца национального педагогического университета им. М. П. Драгоманова: Магистр религиоведения. Научный сотрудник. Преподаватель. Аналитик общественно-политических процессов.

После успешного выполнения всех требований программы “Христианское консультирование и капелланское служение в кризисных ситуациях” и прохождения нормативных дисциплин унивеситета по специальности “Религиоведение”, выпускникам будет выдан сертификат ХЦ “Реалис” и присвоена степень магистра, а также выдан диплом государственного образца национального педагогического университета им. М. П. Драгоманова: Магістр релігієзнавства. Науковий співробітник. Викладач. Практичний психолог.

Для поступающих на программы “Социально-политическая этика и теология” и “Христианское консультирование и капелланское служение в кризисных ситуациях” есть возможность также получить (вместо степени магистра) Свидетельство о повышении квалификации или Сертификат Центра исследования религии при НПУ им. М. П. Драгоманова “Социально-политическая этика и теология” или “Психотерапия и капелланское служение в кризисных ситуациях”, соответственно.