Новости

РЕАЛИС

Христианский центр Реалис- это исследовательский и образовательный центр, предназначенный для обучения христианских лидеров и специалистов христианского служения, а также для осуществления проектов по обеспечению эффективной коммуникации христианских идей в современном обществе.

Конечная цель или миссия центра Реалис состоит в том, чтобы помочь людям увидеть реальность присутствия Христа в повседневной жизни. Для решения этой задачи мы сосредотачиваем свои усилия на двух направлениях:

Подробнее: РЕАЛИС

  • Богословие и межкультурные исследования

  • Социально-политическая этика и теология

  • Христианское консультирование и капелланское служение

  • Эта программа магистерского уровня посвящена изучению аспектов культуры общества через призму богословия. Она даёт понимание того, как знание культурных особенностей каждой социальной группы людей помогает эффективному возвещению Евангелия этим людям. Программа предназначена, прежде всего, для пасторов, миссионеров и руководителей церковных молодёжных служений.

    подробнее...
  • Эта программа является совместной программой ХЦ “Реалис” и Национального педагогического университета им. М. П. Драгоманова. После успешного выполнения всех требований программы и прохождения нормативных дисциплин унивеситета по специальности “Религиоведение”, выпускнику будет присвоена степень магистра и выдан диплом государственного образца, а также сертификат ХЦ “Реалис”: “Социально-политическая этика и теология”.

    подробнее...
  • Эта программа является совместной программой ХЦ “Реалис” и Национального педагогического университета им. М. П. Драгоманова. После успешного выполнения всех требований программы и прохождения нормативных дисциплин унивеситета по специальности “Религиоведение”, выпускнику будет присвоена степень магистра и выдан диплом государственного образца, а также сертификат ХЦ “Реалис”: “Христианское консультирование и капелланское служение в кризисных ситуациях”

    подробнее...

ЭКОЛОГИЯ ПЕРВОБЫТНОГО ЧЕЛОВЕКА

Американский писатель Генри Торо в экологической утопии “Уолден, или Жизнь в лесу”, прославляющей жизнь в единстве с природой, посоветовал американских фермерам обращаться с лесом с таким же благоговением, с каким древние римляне прореживали свои священные рощи. Именно в язычестве и первобытном анимизме участники “зеленого” движения обычно усматривают духовный потенциал для решения экологических проблем. Я проиллюстрирую этот рецепт одним конкретным примером.
В “Гуманитарном экологическом журнале” в 2001 году (т. 3, вып. 2) была помещена статья Д.Патерсона “Почитание природы: путь маори”, опубликованная в журнале “The Ecologist” (1999, vol. 29, № 1). В ней излагается философия природы племени маори, аборигенов Новой Зеландии. В основе философии природы маори лежит представление об особой жизненной силе, которую аборигены обозначают словом “маури”. Эта сила присутствует во всех существах, созданных богом Танемахутом, и она объединяет их в единую семью. При этом маури каждого существа зависит от маури другого, и если человек заботится о других существах, например, о земле или реках, ему будет сопутствовать удача, если же человек наносит ущерб другим существам, он может потерять силу и жизнь. Философия природы маори вовсе не запрещает охоты и собирательства, однако утверждает, что каждое вторжение в природу должно быть осмысленным и сопровождаться соответствующим очистительным ритуалом. Это касается не только убийства животного, но даже использования в пищу растений.
Примерно такова согласно Д.Паттерсону картина взаимоотношений маори с природой. Но что современный человек может почерпнуть из нее? Ведь наивная мифология племени маори безнадежно далека от наших представлений о природе? Автор статьи полагает – на примере философии маори нам необходимо осознать, что к природе нужно относиться с уважением, даже если мы не разделяем наивных мифологических воззрений маори. Все это правильно, проблема лишь в разрыве между экологической этикой маори и реальностью.
В том же номере “Гуманитарного экологического журнала” опубликована статья В.Н.Грищенко “Новые мифы о главном: первобытный человек и природа”, это комментарий к статье Д.Паттерсона, и я просто приведу несколько обширных цитат из нее:
“К сожалению, ни описанная Д.Паттерсоном (2001) философия единства с природой, ни “маури”, ни что-либо другое не помешали маори полностью истребить гигантских нелетающих птиц моа, которые населяли Новую Зеландию. По разным данным их было от 11 до 29 видов. Ко времени появления на островах первых европейцев уже практически ничего не осталось. Большинство видов вымерло между X и XVII вв. Лишь лесной моа протянул несколько дольше (Йовчев, 1982; Sedlag, 1983; Винокуров, 1992; Luther, 1995). Как показали раскопки стоянки маори XIV в. в устье р. Шаг на о-ве Южном, на протяжении нескольких десятилетий люди перебили всех крупнейших моа, а вместе с ними и легкодоступных тюленей и пингвинов. Позже пришлось охотиться уже на более мелкие виды моа, воробьиных птиц, поедать собак, рыбу, моллюсков. Потом маори просто покинули устье р. Шаг, поскольку пищи для них уже не осталось. Новозеландские ученые подсчитали, что для полного истребления моа даже при благоприятных для птиц обстоятельствах понадобилось бы не более 160 лет после появления на островах первых людей. Это был настоящий “блицкриг” человека против древней мегафауны (Гибель моа…, 2001)… Всего после заселения Новой Зеландии полинезийцами исчезло по меньшей мере 43 вида птиц, лишь 9 из них — после 1600 г. (Фишер и др., 1976). Та же участь постигла “живое ископаемое” — гаттерию, которая была истреблена на основных островах и сохранилась только на маленьких прибрежных островках (Фишер и др., 1976; Даревский, Орлов, 1988). “Помогли” делу проникшие в Новую Зеландию вместе с маори крысы и собаки (Sedlag, 1983). Так что Д.Паттерсон несколько преувеличивает, утверждая, что “у маори нет конфликта между природой и человеком”, “не может быть и речи о борьбе между человеком и природой” и так далее. Сейчас уже может и нет” (Грищенко В.Н. Новые мифы о главном: первобытный человек и природа//Гуманитарный экологический журнал, 2001, т. 3, вып. 2, с.57).
Аборигены Новой Зеландии вовсе не были досадным исключением в семье первобытных народов. На самом деле другие поступали ничуть не лучше. Далее автор приводит обширный список видов, ставших скорее всего жертвой человека еще на стадии первобытного общества.
Вероятно, именно первобытными охотниками были истреблены эпиорнисы на Мадагаскаре, бескрылая гагарка на значительной части ареала, нелетающая утка, жившая на Калифорнийском побережье, карликовый бегемот на Кипре, гавайские нелетающие гуси, фиджийский сухопутный крокодил, гигантский олень в Европе и стеллерова корова на всем ареале за пределами Командорских островов (Там же, с. 58).
На протяжении истории человека было несколько экологических кризисов. И есть основания говорить, что человек был здесь активной причиной, в частности несет ответственность за исчезновение древней мегафауны – крупных травоядных млекопитающих, таких как древние хоботные и шерстистые носороги. При этом следует иметь в виду, что они были эдификаторами – компонентами биоценоза определяющими ее структуру (Там же, с. 63). Разумеется, все это может быть предметом дискуссии, тем не менее, целый ряд фактов указывает на то, что человек сыграл в этих событиях существенную роль. В частности, ок5азалось, что вымирание ряда травоядных млекопитающих происходило без замещения другими видами путем эволюции или иммиграции, чего не случалось ранее до появления человека. Конечно, племена древних охотников были малочисленными и обладали лишь самым примитивным оружием. Однако, как справедливо замечает автор статьи, строители гигантских египетских пирамид тоже не имели совершенной техники. Поэтому не стоит недооценивать возможностей наших предков, тем более что истребление животных происходило в течение длительного времени. И то, что первобытные охотники были весьма близки к природе, вовсе не мешало им, например, практиковать крайне жестокие и нерациональные методы охоты:
“Почитайте, хотя бы, литературу о способах охоты — ловчие ямы, загоны, выжигание растительности и т.п. При этом нередко гибло намного больше животных, чем было нужно. Один из практиковавшихся способов охоты — загон стада к обрыву, с которого звери падали в пропасть. У подножия одной из скал у г.Солютре во Франции, видимо, длительное время использовавшейся для этой цели, нашли кости по меньшей мере 100 тыс. лошадей (Sedlag, 1983). На территории нынешних Турции, Сирии, Иордании примерно 10 тыс. лет назад кочевали огромные стада газелей, которые и служили основным источником пищи для местных племен. Они уже научились строить дома, но земледелием еще не занимались, добычи было в избытке. Для охоты на газелей в степи строили километровые загоны, V-образные стены которых сходились в ловушку. В таких ловушках уничтожались целые стада”.
Уничтожая крупных травоядных, которые играли существенную роль в биоценозах, человек косвенно влиял на растительность. Однако он влиял на нее также непосредственно, причем весьма разрушительным образом:
*“Разрушение человеком среды обитания также началось очень давно. И начали его первобытные охотники. Многие племена поджигали леса, чтобы облегчить себе охоту на стада животных, уходивших от огня. Постоянные пожары полностью видоизменили растительные сообщества на больших территориях. Так, африканские леса подверглись значительным изменениям еще в доисторические времена. Первобытный человек постоянно выжигал их для облегчения передвижения и охоты. То, что людей было мало, ничего не значит – в сухое время года огонь может распространяться на огромные территории. В результате сухолюбивые леса постепенно приняли тот облик, который они имеют сейчас, превратились в более или менее залесенные саванны, а равновесие сместилось в пользу солнцелюбивых и более устойчивых к огню растений. В Америке индейцы таким же образом значительно расщирили зону прерий. Их распространение нельзя объяснить только климатическим условиями (Дорст, 1968). Есть данные, что в эпоху палеолита, пожары опустошали огромные пространства на севере Германии и Бельгии. По мнению некоторых ученых, внезапное исчезновение хвойных пород и березы частично было вызвано человеком, который своими поджогами существенно нарушал природное равновесие на обширных территориях (Narr, 1956)… С возникновение производящего хозяйства все стало еще хуже. Склоны гор и холмов Средиземноморья были когда-то покрыты лесами, погибшими от пожаров еще в древности (основными виновниками их были пастухи). Аттика была совершенно обезлесена еще в V в. До н.э. Одной из причин гибели цивилизации майя послужило истощение земель в результате подсечно-огневой системы земледелия. Благодаря вырубке и выжиганию лесов, Мадагаскар еще до прихода европейцев относился к наиболее опустошенным человеком районам (Дорст, 1968)… Сахара — крупнейшая из пустынь земного шара — была когда-то и одной из колыбелей цивилизации. Здесь простирались саванны с богатейшей фауной. Здесь процветали племена первобытных охотников. В самом сердце пустыни нашли многочисленные наскальные рисунки, оставшиеся от древних культур… Еще на рубеже нашей эры не было сплошной пустыни “от моря до моря”, существовали лишь разрозненные очаги (Шаров, 1999). Не одни лишь экологи, но и историки высказывают мнение, что огромнейшая пустыня возникла не только благодаря изменениям климата, но и при деятельном участии древних скотоводов (Чайлд, 1956)” (Там же, с. 65).
Некоторые обычаи “примитивных” народов вообще способны поразить своей нерациональностью и неэкологичностью. Примером может быть страсть обитателей Новой Гвинеи к украшению головных уборов перьями райских птиц, в результате чего их популяции подвергаются истреблению. Уместно вспомнить здесь также ситуацию со скотом у масаев в Африке – у них социальный престиж определяется размером стада, в результате чего масаи стараются всеми силами увеличить размер стада невзирая на истощение пастбищ. Аналогичные “ценности” существуют у племен динко и нуэр на юге Судана, они тоже разводят огромные стада домашнего стада, хотя сами питаются главным образом молоком, растениями и охотой, а домашних животных используют при совершении религиозных обрядов (Там же, с. 59).
Первобытный человек наделял душой и рассматривал на равных с собой самых различных существ, но это на самом деле еще не гарантировало этичного отношения к ним. “Примитивные” народы активно конкурировали друг с другом, попросту занимались взаимоуничтожением, и если уж они не щадили себе подобных, какие есть основания полагать, что их отношения с природой были безупречными? По мнению Льва Гумилева равновесие первобытного человека с природой было связано еще и с том, что племена постоянно воевали, благодаря чему численность людей поддерживалось на приемлемом для природы уровне.
Убив волка или медведя, первобытный человек вполне мог бояться мести убитых животных или их родичей, но голод все же заставлял его охотиться. Ограничивать убийство животных без особой нужды первобытного человека заставлял страх, очистительные обряды - симптом этого страха и одновременно манипуляция им. Человек уже в те далекие времена научился манипулировать предписаниями этики, действуя по принципу: “если нельзя, но очень хочется, то можно”. Совершая убийство, человек старался быть “корректным”, прибегая к наивным хитростям. Например, кеты, охотясь на медведя, громко убеждали его не сердиться, навязчиво приглашали жертву в гости, а затем… убивали его. Иногда убитых животных просто обманывали, делая вид, что убийство совершено случайно. Даже тотемизм далеко не всегда спасал животных от истребления, поскольку существовали также ритуалы их убийства и причащения кровью тотемических животных (Там же, с. 61).
Проблема состояла не только в постоянном нарушении неких экологических норм, но и в том, что человек имел смутные знания о биологии. Даже относительно причин зачатия долгое время существовали фантастические представления, не говоря уже о законах взаимодействия видов в биоценозе. Среди “примитивных” народов были в том числе распространены верования в то, что убитое животное на самом деле воскресает, если сохранить определенные части его тела. Например, согласно поверьям кетов убитый медведь может воскреснуть, если завернуть кости в бересту (Там же, с. 62).
“Человек древности был слаб, и жизнь вынуждала его быть жестоким. В этом он мало отличался от своих “собратьев по ремеслу” - четвероногих и пернатых хищников. Разве что был более хитроумным и изощренным. А всевозможные охотничьи ритуалы и магические обряды проводились еще со времен палеолита, о чем свидетельствуют многочисленные наскальные рисунки. Вполне возможно, что уже тогда во время этих ритуалов люди просили извинения у будущих жертв. Ну и что, обезумевшим животным, удиравшим из огненной западни, от этого было легче? А зверям, медленно агонизирующим на кольях в ловчей яме? Или может быть такие обряды и чувство единства с природой помогли уцелеть последним мамонтам или моа?” (Там же, с. 60).
Дикарь вовсе не был ни ангелом, ни демоном, он был просто человеком, обладающий и силой, и слабостями. Разумеется, он почитал природу, среди которой жил, однако экологичность его поведения в значительной мере была результатом страха. В.Н.Грищенко ссылается в связи с этим на высказывание одного автора, который заметил, что “примитивные” народы Сибири, заполучив в свои руки современную технику, нередко начинают так жестоко и нерационально уничтожать природу, как просто не смеет делать западный человек. И дело здесь именно в том, что их нормы поведения по отношению к природе формировал страх перед ней (Грищенко В.Н. Есть ли альтернатива?//Гуманитарный экологический журнал. 2002, т. 4, вып. 1, с. 39).
Нарисованная выше панорама экологических грехов первобытного человека, вероятно, не точна в деталях, однако она вполне правдоподобна, похоже, представление об экологичности поведения первобытного человека - это еще один романтичный миф, культивируемый “зеленым” движением. Всю сложную гамму отношений первобытного человека и природы невозможно свети к одной простой формуле, имело место в том числе вполне искреннее благоговение перед природой, ощущение ее священности, но при этом нет никакого смысла идеализировать поведение первобытного человека. Мифология оказалась неспособной защитить природу от его разрушительной активности человека. И правильнее было бы все же видеть тот факт, что экологические проблемы начались не с возникновением христианства, а с момента появления его на земле.

У Вас недостаточно прав для комментирования

Новые программы христианского центра “Реалис”

Программы ХЦ “Реалис” разработаны в соответствии с западными стандартами высшего образования (postgraduate education) принятыми в семинариях и университетах. Так, например, программа “Христианское консультирование (психотерапия) и капелланское служение в кризисных ситуациях” разработана в соответствии стандартам западных программ в сфере христианского консультирования в области психического здоровья (mental health).

Основные курсы программ Реалиса читаются лучшими западными преподавателями. Среди преподавателей наших программ – профессоры Богословской семинарии “Альянс”, Международного университета “Тринити”, Денверской теологической семинарии, Баптистской теологической семинарии “Голден Гейт”, Университета “Акадия”, Питсбургской теологической семинарии и других ведущих христианских учебных заведений.

В программе “Социально-политическая этика и теология” предусмотрена возможность получить практическое обучение в области ведения переговоров и посредничестве при разрешении конфликтов от Института Штрауса (Пеппердинский университет), первый по рейтингу в США среди институтов, проводящих подобное обучение.

В программе “Христианское консультирование и капелланское служение в кризисных ситуациях” предусмотрена практика и возможность получения индивидуального консультирования.

После успешного выполнения всех требований программы “Социально-политическая этика и теология” и прохождения нормативных дисциплин унивеситета по специальности “Религиоведение”, выпускникам будет выдан сертификат ХЦ “Реалис” и присвоена степень магистра, а также выдан диплом государственного образца национального педагогического университета им. М. П. Драгоманова: Магистр религиоведения. Научный сотрудник. Преподаватель. Аналитик общественно-политических процессов.

После успешного выполнения всех требований программы “Христианское консультирование и капелланское служение в кризисных ситуациях” и прохождения нормативных дисциплин унивеситета по специальности “Религиоведение”, выпускникам будет выдан сертификат ХЦ “Реалис” и присвоена степень магистра, а также выдан диплом государственного образца национального педагогического университета им. М. П. Драгоманова: Магістр релігієзнавства. Науковий співробітник. Викладач. Практичний психолог.

Для поступающих на программы “Социально-политическая этика и теология” и “Христианское консультирование и капелланское служение в кризисных ситуациях” есть возможность также получить (вместо степени магистра) Свидетельство о повышении квалификации или Сертификат Центра исследования религии при НПУ им. М. П. Драгоманова “Социально-политическая этика и теология” или “Психотерапия и капелланское служение в кризисных ситуациях”, соответственно.