Новости

РЕАЛИС

Христианский центр Реалис- это исследовательский и образовательный центр, предназначенный для обучения христианских лидеров и специалистов христианского служения, а также для осуществления проектов по обеспечению эффективной коммуникации христианских идей в современном обществе.

Конечная цель или миссия центра Реалис состоит в том, чтобы помочь людям увидеть реальность присутствия Христа в повседневной жизни. Для решения этой задачи мы сосредотачиваем свои усилия на двух направлениях:

Подробнее: РЕАЛИС

  • Богословие и межкультурные исследования

  • Социально-политическая этика и теология

  • Христианское консультирование и капелланское служение

  • Эта программа магистерского уровня посвящена изучению аспектов культуры общества через призму богословия. Она даёт понимание того, как знание культурных особенностей каждой социальной группы людей помогает эффективному возвещению Евангелия этим людям. Программа предназначена, прежде всего, для пасторов, миссионеров и руководителей церковных молодёжных служений.

    подробнее...
  • Эта программа является совместной программой ХЦ “Реалис” и Национального педагогического университета им. М. П. Драгоманова. После успешного выполнения всех требований программы и прохождения нормативных дисциплин унивеситета по специальности “Религиоведение”, выпускнику будет присвоена степень магистра и выдан диплом государственного образца, а также сертификат ХЦ “Реалис”: “Социально-политическая этика и теология”.

    подробнее...
  • Эта программа является совместной программой ХЦ “Реалис” и Национального педагогического университета им. М. П. Драгоманова. После успешного выполнения всех требований программы и прохождения нормативных дисциплин унивеситета по специальности “Религиоведение”, выпускнику будет присвоена степень магистра и выдан диплом государственного образца, а также сертификат ХЦ “Реалис”: “Христианское консультирование и капелланское служение в кризисных ситуациях”

    подробнее...

Проблема теодицеи в творчестве Достоевского - Достоевский и проблема теодицеи: До «Братьев Карамазовых»

Содержание материала

Достоевский и проблема теодицеи: До «Братьев Карамазовых»

Помочь хотя бы отчасти разобраться в проблеме теодицеи может творчество Федора Михайловича Достоевского. Судя по всему, именно эта проблема была для него главным камнем преткновения в отношениях с Богом. Начиная с первых романов писателя мучает вопрос о смысле страданий «униженных и оскорбленных». Герои самого первого романа писателя - «Бедные люди» - бунтует на коленях против сильных миря сего. Более зрелые герои Достоевского бунтуют против Бога. Признаки явной обеспокоенности писателя проблемой теодицеи обнаруживаются уже в первом зрелом романе писателя - «Преступление и наказание». Особенно выразителен в этом смысле диалог между умирающей от чахотки Катериной Ивановной и священником:

«- А куда я этих-то дену? - резко и раздражительно перебила она, указывая на малюток.

- Бог милостив: надейтесь на помощь Всевышнего, - начал было священник.

- Э-эх! Милостив, да не про нас!

- Это грех, грех, сударыня, - заметил священник, качая головой.

- А это не грех?- крикнула Катерина Ивановна, показывая на умирающего...

Глубокий, страшный кашель прервал ее слова. Она отхаркнулась в платок и сунула его напоказ священнику, с болью придерживая другою рукой грудь. Платок был весь в крови. Священник поник головой и не сказал ничего».

В романе «Идиот» Ипполит Терентьев – юноша, тоже умирающий от чахотки, опять же предъявляет претензии к Богу. В связи с этим я приведу фрагмент из письменной исповеди Ипполита, которую он назвал «Мое необходимое объяснение». Ипполит решает не дожидаться того, когда болезнь прикончит его и в знак протеста самому покончить жизнь самоубийством. Однако прежде, чем сделать это, Ипполит в своей исповеди хочет последнего объяснения с миром людей.

При этом он все же подозревает, что над нашим миром существует некая более высокая и разумная инстанция, однако он отказывается следовать ее императивам, а именно возложить все свое упование на Бога, смириться с болезнью и благостно принять свою смерть:

«Религия! Вечную жизнь я допускаю и, может быть, всегда допускал. Пусть зажжено сознание волею высшей силы, пусть оно оглянулось на мир и сказало: «я есмь!» и пусть ему вдруг предписано этою высшей силою уничтожиться, потому что там так для чего-то, - и даже без объяснения, для чего, - это надо, пусть, я все это допускаю, но опять-таки вечный вопрос: для чего при этом понадобилось смирение мое? Неужели нельзя меня просто съесть, не требуя от меня похвал тому, что меня съело? Неужели там и в самом деле кто-нибудь обидится тем, что я не хочу подождать двух недель? Не верю я этому; и гораздо уж вернее предположить, что тут просто понадобилась моя ничтожная жизнь, жизнь атома, для пополнения какой-нибудь всеобщей гармонии в целом, для какого-нибудь плюса и минуса, для какого-нибудь контраста и прочее и прочее, точно также, как ежедневно надобится в жертву жизнь множества существ, без смерти которых остальной мир не может стоять... Но пусть! Я согласен, что иначе, то есть без беспрерывного поядения устроить мир было никак невозможно; я даже согласен допустить, что ничего не понимаю в этом устройстве; но зато вот что я знаю наверно: если уж раз мне дали сознать, что «я есмь», то какое мне дело до того, что мир устроен с ошибками и что иначе он не может стоять? Кто же и за что меня после этого будет судить? Как хотите, все это невозможно и несправедливо.

А между тем я никогда, несмотря даже на все желание мое, не мог представить себе, что будущей жизни и провидения нет. Вернее всего, что все это есть, но что мы ничего не понимаем в будущей жизни и в законах ее. Но если это так трудно и совершенно даже невозможно понять, то неужели я буду отвечать за то, что не в силах был осмыслить непостижимое?..

Мы слишком унижаем провидение, приписывая ему наши понятия, с досады, что не можем понять его. Но опять-таки, если понять его невозможно, то, повторяю, трудно отвечать за то, что не дано человеку понять его. А если так, то как же будут судить меня за то, что не мог понять настоящей воли и законов провидения? Нет, уж лучше оставим религию».

Ипполит, таким образом, вроде бы готов принять то, что законы Провидения и Сам Бог совершенно непостижимы для человека, и все же он бунтует против мира, в котором понять причины его вполне конкретного страдания и смерти невозможно. Бунтует он также и против Бога. И я не думаю, что многие из нас подобно Ипполиту, оказавшиеся перед лицом неизлечимой болезни и смерти, смогут проявить стерильное смирение.

Однако наиболее детально Достоевский рискнул обсудить проблему теодицеи лишь в своем последнем романе - «Братья Карамазовы», когда ему, возможно, показалось, что он близок к решению проблемы. Ее обсуждению посвящен известный спор между Иваном Карамазовым и его братом Алешей в трактире Скотопригоньевска, городка, в котором разворачивается действие романа. Этому спору посвящены две кульминационные главы романа - «Бунт» и «Великий инквизитор». Ниже я попытаюсь дать их краткий анализ.

У Вас недостаточно прав для комментирования

Новые программы христианского центра “Реалис”

Программы ХЦ “Реалис” разработаны в соответствии с западными стандартами высшего образования (postgraduate education) принятыми в семинариях и университетах. Так, например, программа “Христианское консультирование (психотерапия) и капелланское служение в кризисных ситуациях” разработана в соответствии стандартам западных программ в сфере христианского консультирования в области психического здоровья (mental health).

Основные курсы программ Реалиса читаются лучшими западными преподавателями. Среди преподавателей наших программ – профессоры Богословской семинарии “Альянс”, Международного университета “Тринити”, Денверской теологической семинарии, Баптистской теологической семинарии “Голден Гейт”, Университета “Акадия”, Питсбургской теологической семинарии и других ведущих христианских учебных заведений.

В программе “Социально-политическая этика и теология” предусмотрена возможность получить практическое обучение в области ведения переговоров и посредничестве при разрешении конфликтов от Института Штрауса (Пеппердинский университет), первый по рейтингу в США среди институтов, проводящих подобное обучение.

В программе “Христианское консультирование и капелланское служение в кризисных ситуациях” предусмотрена практика и возможность получения индивидуального консультирования.

После успешного выполнения всех требований программы “Социально-политическая этика и теология” и прохождения нормативных дисциплин унивеситета по специальности “Религиоведение”, выпускникам будет выдан сертификат ХЦ “Реалис” и присвоена степень магистра, а также выдан диплом государственного образца национального педагогического университета им. М. П. Драгоманова: Магистр религиоведения. Научный сотрудник. Преподаватель. Аналитик общественно-политических процессов.

После успешного выполнения всех требований программы “Христианское консультирование и капелланское служение в кризисных ситуациях” и прохождения нормативных дисциплин унивеситета по специальности “Религиоведение”, выпускникам будет выдан сертификат ХЦ “Реалис” и присвоена степень магистра, а также выдан диплом государственного образца национального педагогического университета им. М. П. Драгоманова: Магістр релігієзнавства. Науковий співробітник. Викладач. Практичний психолог.

Для поступающих на программы “Социально-политическая этика и теология” и “Христианское консультирование и капелланское служение в кризисных ситуациях” есть возможность также получить (вместо степени магистра) Свидетельство о повышении квалификации или Сертификат Центра исследования религии при НПУ им. М. П. Драгоманова “Социально-политическая этика и теология” или “Психотерапия и капелланское служение в кризисных ситуациях”, соответственно.